1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Беларусь

Конституция Беларуси: 20 лет надежд и разочарований

Ежегодно 15 марта в Беларуси отмечают День конституции. В 2014 году Основному закону страны исполнилось 20 лет. Почему юбилей прошел незамеченным, объяснили DW эксперты.

Первая конституция независимой Беларуси была принята 13-ой сессией Верховного cовета 12-го созыва 15 марта 1994 года, а в законную силу вступила 30 марта того же года. Она закрепила в конституционных нормах ряд общепризнанных принципов международного права. Республика Беларусь была провозглашена демократическим государством, в котором человек является высшей ценностью общества, а обеспечение прав и свобод граждан есть высшая цель государства. Но на деле все оказалось совсем не так.

День конституции

Мечислав Гриб в 1994 году занимал пост председателя Верховного cовета Беларуси, именно под его руководством был принят Основной закон страны. Принималась конституция, вспоминает экс-спикер парламента, демократично, а ее текст прошел ряд экспертиз, в частности, в Венецианской комиссии. Текст вобрал в себя лучшее, что было наработано теорией и практикой конституционного строительства демократических стран. Но по прошествии короткого времени стало понятно: для большинства населения страны конституция в реальности была пустым звуком.

Причину Мечислав Гриб видит в советском прошлом белорусов. В Конституции СССР, говорит он, тоже отлично были прописаны права и свободы граждан. Но советское общество жило совсем по-другому: указы и распоряжения начальства для подчиненных значили больше, чем положения Основного закона. Белорусы, считает Гриб, "до сих пор остаются советскими людьми и продолжают эту печальную традицию, руководствуясь даже сегодня приказами начальника, а не законом".

Для нормального функционирования общества, считает он, нужно, чтобы Основной закон признавался и властью, и народом. Особенно важно, чтобы власть исполняла требования конституции, показывая всем пример. Однако на прямой вопрос, возможно ли это в сегодняшней Беларуси, экс-спикер парламента ответил отрицательно. "При нынешней власти это вряд ли возможно", - считает Мечислав Гриб.

Декреты или конституция

С ним полностью согласен и гомельский юрист Леонид Судаленко, основавший в 2007 году Центр стратегической тяжбы. Сам факт существования такой правозащитной структуры, помогающей белорусам оформлять жалобы в Комитет ООН по правам человека, отмечает он, свидетельствует о плачевном состоянии судебной системы страны. Перед тем, как искать справедливость в этой международной организации, объясняет юрист, нужно пройти все ступени защиты внутри страны. Иными словами, только если все белорусские суды проигнорируют требования гражданина, Комитет ООН по правам человека примет жалобу.

Леонид Судаленко

Леонид Судаленко

И на сегодняшний день таких жалоб из Беларуси зарегистрировано уже 156 - это случаи, в которых белорусская судебная система откровенно пробуксовывает. Причина, говорит Судаленко, в полной зависимости судов от власти. Практика такова, что при судебных разбирательствах судьи апеллируют не к конституции страны, а к декретам и указам президента. Таким образом, декларированные конституцией права и свободы практически уничтожены на уровне подзаконных актов.

Более того, признает он, государство сегодня отказывается выполнять и свои обязанности на международном уровне. Все решения Комитета ООН по правам человека белорусским правительством были проигнорированы на том основании, что якобы они носят рекомендательный характер.

Без права на обращение

Принимая во внимание отсутствие реакции властей даже на решения международных структур, белорусские правозащитники ищут другие возможные способы защиты прав граждан внутри страны. Одним из них могли бы стать обращения в Конституционный суд (КС).

Витебский правозащитник Петр Иванов подавал жалобы в КС дважды, но неизменно получал одинаковые отписки от начальника его секретариата. Суть их сводится к тому, что граждане Беларуси не обладают правом на прямое обращение в Конституционный суд с тем, чтобы заявить о нарушениях законности или противоречиях в законах. Такое право есть только у пяти уполномоченных органов: президента, Палаты представителей, Совета республики, Национального собрания, Совета министров и Верховного суда.

Петр Иванов

Петр Иванов

Петр Иванов особо обращает внимание на то, что ответ давал даже не судья, а всего лишь начальник секретариата. Более того, когда действия начальника секретариата он обжаловал в обращении на имя председателя Конституционного суда, то ответ снова пришел от начальника секретариата. То есть, вместо принятия решений начинается бюрократическая возня, а начальнику секретариата даны слишком большие полномочия, считает Иванов. В стране, по его мнению, явно нарушен принцип прямой демократии.

Косвенный доступ

Вопрос доступа граждан к конституционному правосудию затронул и председатель Конституционного суда Петр Миклашевич во время своей пресс-конференции в начале года. Он отметил: на законодательном уровне закреплено право граждан на косвенное обращение в КС, и в его рамках в 2013 году в уполномоченные органы поступило 88 инициативных обращений от граждан и юридических лиц.

Однако от уполномоченных органов предложений, основанных на таких обращениях, в Конституционный суд не поступало. Это, признал Миклашевич, связано с недостаточным правовым регулированием механизма косвенного доступа к конституционному правосудию. В свою очередь судья первого состава Конституционного суда, созданного для защиты конституции 27 апреля 1994 года, Михаил Пастухов объясняет такое положение вещей тем, что сами органы власти не выполняют свои обязанности по защите прав граждан.

Еще большей проблемой он считает то, что белорусская конституция образца 1994 года фактически прекратила существование в результате референдума 1996 года, существенно расширившего права президента, но не признанного ни США, ни Европой. По сути, говорит он, вопреки решению Конституционного суда и установленному законами порядку была введена в действие новая нелегитимная конституция. Результат не заставил себя ждать - ситуация с защитой прав белорусских граждан выглядит абсолютно безнадежной.