1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Германия

Конституционный суд ФРГ защитил граждан от чрезмерного любопытства властей

Согласно решению Конституционного суда закон о полугодовом хранении личных коммуникационных данных жителей ФРГ в его нынешнем виде противоречит Основному закону. Базы таких данных должны быть немедленно стерты.

Судьи Конституционного суда Германии

Согласно решению Конституционного суда ФРГ, оглашенному 2 марта, базы личных коммуникационных данных граждан Германии, хранящиеся в течение полугода в различных электронных архивах, противоречат Основному закону страны. Решению суда в Карлсруэ предшествовало рассмотрение около 35 тысяч индивидуальных и коллективных исков. Это - исторический рекорд.

34 900 истцов представлял берлинский адвокат Майнхард Старостик (Meinhard Starostik), более 40 депутатов партии "зеленых" - управляющий делами фракции в парламенте ФРГ Фолькер Бек (Volker Beck), и себя лично - эксперт либеральной СвДП по правовым вопросам Буркхард Хирш (Burkhard Hirsch).

Хотели как лучше, но…

Все они считали, что закон о хранении впрок в течение полугода коммуникационных данных граждан подрывает закрепленное в конституции право на тайну переписки, телефонных разговоров и прочих, более современных методов общения.

Женщина у телефона

Основной закон ФРГ гарантирует тайну переписки и телефонных разговоров

Такого же мнения придерживаются и судьи в Карлсруэ, которые во вторник, 2 марта 2010 года признали закон в его действующем виде противоправным и распорядились немедленно, не дожидаясь его отмены или изменения, стереть все "электронные следы" граждан с жестких дисков телекоммуникационных фирм.

Упомянутый закон, вступивший в силу 1 января 2008 года, был принят в Германии не совсем по собственной инициативе правительства - еще прежнего, состоявшего из представителей ХДС/ХСС и СДПГ. Это было исполнением одной из директив Евросоюза, озабоченного угрозой терроризма. Немцы хотели как лучше, но, судя по всему, изрядно перестарались. Срок хранения электронных данных они, правда, установили на низшем предписанным Евросоюзом уровне. Могли записать в закон и 2 года. Но вот охват данных и доступ к ним в немецком законе были прописаны крайне широко.

Изъяны закона

Телекоммуникационным фирмам и интернет-провайдерам предписывалось сохранять в электронных базах данных сведения обо всех телефонных разговорах, в том числе и через интернет, их времени и продолжительности, месте нахождения звонившего по мобильной трубке, SMS, электронной переписке, посещениях интернет-страниц. Содержание такого рода "контактов" не должно было фиксироваться, но как отделить содержание послания от его адреса, например, в электронном письме, автор которого порой ограничивается парой слов в строке "Тема"?

Демонстрация у Рейхстага

Демонстрация у Рейхстага против чрезмерной опеки властей

В законе поначалу не оговаривалось, и зачем, собственно, хранить полгода такую уйму электронной информации, причем обо всех жителях ФРГ, подавляющее большинство из которых вовсе не преступники, а вполне добропорядочные граждане. Фактически же все без исключения оказывались как бы под подозрением. Как указывал Буркхард Хирш, "государство обращалось со всеми гражданами, как с потенциальными преступниками".

Доступ в электронные базы данных телекоммуникационных фирм и интернет-провайдеров, согласно закону, имели - с санкции судьи - полиция и прокуратура, а также спецслужбы. Уже весной 2008 года Конституционный суд своим первоначальным экстренным решением, не рассматривая закон в целом, ограничил возможности правоохранительных органов. Им было разрешено получать сохраненную информацию только в тех случаях, когда речь идет о расследовании или предупреждении особо тяжких преступлений, таких как терроризм, убийство, разбой, отмывание денег, уклонение от уплаты налогов, детская порнография, коррупция, мошенничество. Нелегальное скачивание из интернета музыки или фильмов к такого рода преступлениям отнесено не было.

Все под колпаком

Теперь Конституционный суд пошел еще дальше, оценив весь закон в его действующем виде как противоречащий конституции, в частности ее 10-й статье, гарантирующей тайну переписки и телефонных разговоров.

В обосновании своего решения судьи указали, что закон "создает у людей угрожающее ощущение постоянного надзора, что может ограничить их возможность непринужденно использовать свои права во многих сферах".

Какбели в компьютере

Критерии хранения коммуникационных сведений должны стать строже

В принципе Конституционный суд ФРГ не возражает против хранения телекоммуникационных сведений во имя обеспечения безопасности, предотвращения или раскрытия тяжких преступлений. Но критерии должны быть куда более жесткими, содержание закона - более прозрачным и понятным, гарантии соблюдения прав и свобод человека - более действенными, а надежность сохранности и зашифрованность электронных данных - более высокой, чтобы доступ к ним не могли получить посторонние и всякие аферисты.

Тем самым суд однозначно отклонил и попытки кино- и музыкальных фирм выслеживать с помощью этого закона тех, кто пользуется в интернете файлообменниками, пусть даже нелегальными.

Возможности спецслужб, считают судьи, также должны быть строго ограничены. Доступ к электронным данным они должны получать только в том случае, если на лицо конкретная угроза жизни и здоровью людей, существованию государства или форс-мажор вообще.

В качестве образцовых суд назвал критерии, которые после его вмешательства были введены для тайных онлайн-обысков.

На страже прав человека

Конституционный суд ФРГ уже не первый раз встает на защиту прав и свобод жителей Германии. Эпохальным считается решение, принятое им в 1983 году и признавшее противоречащим конституции закон о проведении переписи населения. Суд счел нарушенным право людей на информационное самоопределение, поскольку закон предусматривал передачу собранных в ходе переписи населения личных данных в паспортные столы, федеральным и земельным ведомствам, коммунальным органам власти.

В 2004 году Конституционный суд признал противоправными многие статьи закона о прослушивании частных помещений и распорядился внести в него значительные коррективы. С тех пор установка "жучков" допускается только в исключительных случаях и только с санкции судьи.

Аналогично жесткие критерии суд в Карлсруэ предписал ввести и в 2008 году, завернув первоначальный вариант закона о тайных онлайн-обысках.

Автор: Никита Жолквер
Редактор: Андрей Кобяков

Контекст