1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Пресса

Консервативная революция в США?

Неоконсерваторы никогда не оказались бы в самом центре власти, не имей они влиятельных союзников, и, прежде всего, протестантских фундаменталистов во главе с евангельствующим хозяином Белого дома.

Похоже, Америка переживает сейчас то же самое, что происходило в Германии семь десятилетий назад, - а именно, консервативную революцию. Так называется движение правых интеллектуалов, возвестивших в начале тридцатых годов крестовый поход против либерализма. Разумеется, современный неоконсерватизм в США не является простой копией немецкой консервативной революции.

Её лозунгом было презрение к ценностям западной цивилизации, тогда как для США эти ценности превыше всего. Они пытаются заставить весь мир уважать эти ценности. Однако методы, которыми они при этом пользуются, противоречат провозглашаемым ценностям. В американской Декларации независимости зафиксирован принцип уважения к мнению остального человечества. Лидеры современного неоконсерватизма этим принципом часто пренебрегают, презирая любого, кто не разделяет их волюнтаристских решений. Неоконсерваторы никогда не оказались бы в самом центре власти, не имей они влиятельных союзников, и, прежде всего, протестантских фундаменталистов во главе с евангельствующим хозяином Белого дома. Большая часть этих фундаменталистов верит в священный долг Америки, призванной освободить мир от тирании зла.

Хотя делающие ставку исключительно на силу американские политики, такие как Чейни или Рамсфелд, не особенно высокого мнения об идейности, будь она христианского или неоконсервативного толка, пока речь идет о геополитических интересах или о нефти, разница во мнениях между обеими "правыми" фракциями не велика. Всех объединяет одно: убежденность в том, что Америка столь сильна, что она может не обращать внимания ни на международные организации, ни на строптивых союзников по НАТО. Единственным исключением можно считать госсекретаря Пауэлла, склонного к более тесному сотрудничеству с ООН и с европейскими партнёрами по НАТО (...).

Угроза международного терроризма оправдывает превентивные меры, и мандат ООН для принятия таких решений не обязателен – таково основное содержание доктрины Буша. Этот постулат вполне можно рассматривать как одностороннее отступление от принципов международного права, в значительной степени самими же США и созданного. Европа не обязана подчиняться этому диктату. Однако мир уже не тот, каким он был до войны в Ираке или до терактов 11 сентября. Европейскую стратегию безопасности необходимо пересмотреть. Европейцы должны противопоставить мышлению нынешней вашингтонской администрации, сконцентрированному лишь на военной стратегии, новую политику безопасности. Её концепция должна включать меры политического, социального и межкультурного диалога, направленные на деэскалацию и урегулирование конфликтов. И это вовсе не означает разрыва с Америкой. Европейский Союз и США объединяет общая принадлежность к западной культуре демократии. Однако у Европы есть своя собственная история, и эта история не позволит ей следовать так называемой "реальной" политике, в которой нет места нормам международного права.

Немецкая еженедельная газета "Рейнишер меркур" в статье "Звездный час Европы" рассказывает о проекте Конституции ЕС, принятом европейским Конвентом:

В обновленной Европе президент Комиссии ЕС больше не будет назначаться правительствами стран-членов, а будет избираться большинством голосов в Европейском парламенте. Тем самым выборы президента одновременно будут означать выборы политического направления, поскольку своих кандидатов будут выдвигать все крупные партии. А если люди поймут, что их голос имеет вес и влияние, активность населения стран Союза на европейских выборах, вероятно, вновь возрастет после резкого обвала интереса граждан к подобным мероприятиям в 99-ом году. В долгосрочной перспективе Комиссия вполне может превратиться в правительство по национальному образцу. Президент будет назначать комиссаров и определять основные направления политики. При этом важно, чтобы в его решениях отражался "весь демографический и географический спектр стран-членов ЕС", значится в проекте. Кроме того, в документе впервые четко разграничены национальные и европейские полномочия: а именно, какого рода решения относятся исключительно к сфере компетенции ЕС, а какие из своих полномочий он должен реализовывать при участии или в конкуренции с государствами-членами союза.

Обзор еженедельной печати подготовила Елена Грановская, НЕМЕЦКАЯ ВОЛНА.

Контекст