Конец света откладывается | Германия из первых рук | DW | 26.10.2005
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Германия из первых рук

Конец света откладывается

20.10.2005

Сегодня у нас три темы: во-первых, извещаю Вас, что конец света начнётся в Кёльне, но до него ещё далеко. Во-вторых, в Германии тоже воруют и берут взятки, только размах не тот, что в России. Подчеркиваю: пока. А, в-третьих, предупреждение всем, кто в эти дни собирается в Германию: не берите с собой курицу в дорогу, у Вас её отберут. Вот, давайте отложим конец света на конец передачи, а начнём с птичьего гриппа. Очень он Германию напугал. Ни одна курица в Германии не заболела, не говоря уж о людях, а народ уже бежит к врачам делать прививки. По всей Германии велено всю птицу на волю не выпускать и держать в закрытых помещениях, чтобы избежать контакта с перелётными птицами. А министерство сельского хозяйства и защиты потребителей говорит: опасность исходит даже не столько от перелётных птиц, сколько от туристов, которые, мол, завозят птичью заразу. После того, как начался падёж птицы в Тульской области, усиленные проверки распространяются и на приезжих из России:

Летят перелётные птицы. А досматривают туристов

Обычно в аэропортах Германии прилетающих пассажиров никто не досматривает. Разве что выборочно ищут контрабандные сигареты или наркотики. Теперь контроль усилен. В Мюнхенском аэропорту в первый же день у пассажиров было конфисковано более 100 килограммов продуктов - кур, яиц, сыра и молочных продуктов. А сыр-то причём? К птичьему гриппу он отношения действительно не имеет, но уж раз взялись проверять, то вспомнили и об опасности ящура. Та же картина во Франкфурте-на-Майне. Таможенники тщательно досматриваю багаж у пассажиров из стран, где зарегистрированы вспышки птичьего гриппа, в том числе и из России. А в основном - из Турции:

«Да я бы Вам с удовольствием поверил, но иногда мне по долгу службы запрещено всем на слово верить.»

Говорит таможенник во франкфуртском аэропорту и продолжает копаться в чемодане. На руках у него - резиновые перчатки, на лице - тоска смертная. Но, что поделаешь, служба. А хозяин чемодана, пожилой турок, кипятится:

«Это же показуха всё. Дурость какая-то. В чём Вы пассажиров подозреваете? Что мы кур с собой тащим или уток?»

Живой птицы в багаже пассажиров этого рейса действительно не оказалось. Зато в одном из чемоданов лежала целая варёная курица, завёрнутая в промасленную газету. С курицей пассажирам пришлось расстаться. Хотя какая тут опасность, непонятно. Курица варёная, а вирус птичьего гриппа гибнет при температуре выше 70 градусов. Но приказ есть приказ. Вообще-то многие турки, проживающие в Германии, везут с собой из отпуска на Родине продукты. Во-первых, они в Турции дешевле, во-вторых, та же курочка с родительского двора действительно вкуснее, чем мороженная-перемороженная тушка с птицефабрики. А про птичий грипп многие пассажиры даже и не слышали. Поэтому таможенник устало повторяет:

«Продукты с собой везёте? Продукты животного происхождения, перья, охотничьи трофеи, мясные продукты?»

В день во Франкфурт прибывает более 80 самолётов из стран, где зарегистрированы случаи птичьего гриппа. Всех пассажиров не досмотришь. Поэтому проверки выборочные. Таможенник Андреас Обаньяк признаёт, что никакой системы при этом нет:

«В конечном итоге, приходится полагаться на чутьё и на опыт. Ну, например, бизнесмен вряд ли станет провозить мясо или птицу. Скорее уж это туристы или иностранцы, которые проживают в Германии».

Есть ли смысл в этих усиленных проверках, могут ли они помочь предотвратить вспышку птичьего гриппа в Германии, никто на таможне во Франкфурту-на-Майне сказать не берётся. Зато попутно таможенники конфисковали гораздо больше контрабандных спиртных напитков и сигарет, чем обычно.

Международная организация «Transparency International» опубликовала рейтинг коррупции в разных странах. Первое место в списке заняла Исландия, последнее - 159-ое - африканская республика Чад. Но это не значит, что в Исландии воруют и берут взяток больше, чем в республике Чад. Всё с точностью наоборот. Исландия - самая честная страна, республика Чад - самая коррумпированная. Кстати, Россия за последний год скатилась с 90-го на 126-ое место, то есть государственные чиновники и служащие в России стали брать на лапу чаще и больше. А как дела обстоят в Германии?

В Германии тоже воруют и берут взятки

Действительно, в Германии тоже мошенничают, воруют и берут взятки. Но размах пока не тот, свидетельствует председатель немецкого отделения «Transparency International» Гансйорг Эльсхорст:

«На этот раз мы потеряли одно место, скатились с 15-го на 16-ое. С точки зрения статистики это не так уж и важно. Но интересно, что оттеснил Германию Гонконг».

Для сравнения: самые, если можно так сказать, «порядочные» страны - это Исландия, Финляндия, Новая Зеландия и Сингапур. Самые коррумпированные: Туркменистан, Бангладеш и Чад. В США и Франции коррупции больше, чем в Германии, зато в Великобритании меньше. Теперь о республиках на постсоветском пространстве: 107-ое место делят с Гондурасом Украина, Казахстан и Беларусь. Разница только в том, что в Казахстане и в Украине положение по сравнению с прошлым годом улучшилось, а в Беларуси - резко ухудшилось. И уж самый крутой разгул коррупции отмечен в России, Грузии, Киргизии, Азербайджане, Узбекистане и Туркмении. Даже в Афганистане и Зимбабве положение лучше. Ну вот, изучили чуть ли не всю географию, теперь возвращаемся в Германию. По оценкам «Transparency International», только 5 процентов коррупционных дел доходят до суда и следствия, вернее, наоборот, до следствия и суда. Но даже по этой верхушке айсберга можно сделать вывод: подавляющее большинство этих дел приходится на мошенничество в сфере бизнеса, на так называемый частный сектор. Самый свежий пример - афера на «Фольксвагене», где высокопоставленные менеджеры незаконно обогащались через сеть подставных фирм, а представители трудящихся получали вятки в виде поездок в экзотические страны и даже оплаты счетов в борделях. И всё это - за счёт автоконцерна и, в конечном итоге, его акционеров. Но государственные чиновники и служащие фигурируют только в 16 процентов всех коррупционных дел. В основном это относится к раздаче подрядов на строительство на коммунальном уровне. Иное дело - страны в нижней части списка, как Россия или Беларусь. Там наиболее коррумпированная часть населения - именно государственные чиновники и служащие всех рангов. Как бороться с коррупцией во властных структурах? председатель немецкого отделения «Transparency International» Гансйорг Эльсхорст видит только один путь:

Эти страны должны сами инициировать программы по борьбе с коррупцией. Но и мы можем помочь. Надо работать не только с правительствами, не только с государственными учреждениями. Это, конечно, очень важно, но в борьбу с коррупцией должен включиться и частный сектор. И, конечно, это первоочередная задача для гражданского общества, для средств массовой информации, для парламентов. Они должны оказывать давление на тех, кто контролирует финансовые потоки в государственном секторе.»

В прошлую субботу Кёльн отметил 125-летие со дня официального окончания строительства знаменитого кёльнского собора. А начали его строить, когда бы Вы думали? В 1248-ом году. Можно сказать, что это самый долгоиграющий долгострой во всём мире. В Кёльне по этому поводу даже присказка такая сложилась: вот, как закончат строить собор, так и наступит конец света. Но до сих пор он так и не наступил. Почему?

Конец света начнётся в Кёльне. Но до него ещё далеко

Старенький лифт скрипит и трясётся. Люди внизу быстро превращаются в букашек. А мы ведь всего-то и поднялись пока на высоту 50 метров. Вокруг - ржавые строительные леса. Их оставили на месте для ремонтных работ в будущем. Вот вам и объяснение того, почему конец света до сих пор так и не наступил. Руководитель реставрационной мастерской Уве Шеффер уверен, что он никогда и не наступит:

«Мы, конечно, надеемся, что строительство собора так никогда и не закончится. И не только потому, что мы бы тогда без работы остались, а потому, что конец света наступит».

Так закончен кёльнский собор или всё-таки нет? Для тех, кто его не видел, надо сначала описать, о чём речь. Длина собора - 140 метров, высота - почти 160. И всё это гигантское здание словно соткано из каменных кружев. При строительстве широко использовались песчаник и тахит - эти породы легко поддаются обработке. Иначе, наверное, никогда бы и не удалось резчикам создать бесчисленные фигуры, каменные цветки и ажурные кресты. Одна только беда: они недолговечны. Насколько сильно воздействует на них загрязнение окружающей среды, сказать трудно. Но и природных факторов достаточно. Это перепады температуры, дождь и град. А ещё - голуби. Уж очень у них помёт едкий. Вот и приходится обновлять резные украшения примерно раз в 100 лет. Но и с несущими элементами работы хватает:

«Вообще-то по плану мы должны работать сегодня на южной стороне, квадрат А8. Но пришлось поломать график. Видите этот блок? Весь разъеден, скоро рассыплется. Но раз уж мы тут, то надо осмотреть весь контрфорс. Похоже, нам придётся целиком его заменить. Потому что в ближайшие 200-300 лет никто до этого участка не доберётся».

Обычный посетитель собора никогда и не догадается, какое множество ходов, лестниц, чердаков и подсобных помещений находится под куполом. В одной из таких подсобок четверо кровельщиков ровняют киянками свинцовые пластины. До сих пор в кровле не заделаны все пробоины, оставшиеся со времён войны. А всего реставрацией собора занимаются более 60 скульпторов, камнерезов, кровельщиков и плотников. Работают они по старинке, даже инструменты себе делают сами, как и 300 лет тому назад. Вот только с камнем проблема. Каменоломни у драконьей скалы, где добывали тахит для собора, давно закрыты. Спасают археологи и строители. Как только при рытье котлована или при раскопках обнаружат подходящий кусок камня - тут же звонят Уве Шефферу. Так что острой нехватки строительного материала пока нет. Каждый день Уве Шеффер обходит какой-то участок собора, готовит план работ. Казалось бы, уж он-то должен знать здесь каждую плиту, каждую фигуру, каждый блок.

«Я бы так сказал: в свой последний день я отправлюсь на обход, и наверняка что-нибудь обнаружу, чего за 30 лет не видел. Чтобы собор изучить, всей жизни не хватит».

Но и ремонтировать и реставрировать кёльнский собор придётся вечно. Так что конец света откладывается.