1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Музыка

Кому дарована свобода

Позиции в искусстве "некоммерческих" художников, философия образа робота, портрет выдающегося немецкого литературоведа Марселя Райх-Раницкого, - таковы некоторые темы культурных рубрик немецких газет на минувшей неделе.

default

Газета Frankfurter Allgemeine Zeitung обращается к теме коммерциализации искусства.

Ужас рукой абстракциониста

Kandinsky: abstraktes Gemälde Sinflut

Полотно Василия Кандинского

Еще в прошлом поколении против безоглядной коммерциализации искусства никто не выступал столь яростно, как сами представители творческих профессий. В конце 60-х годов место на сцене завоевали такие эзотерические феномены, как минимальное искусство, лэнд-арт (течение авангардного искусства, пародирующее в абсурдистских формах традиционную ландшафтную архитектуру), и, наконец, концептуальное искусство.

Разумеется, и "некоммерческие" художники стремились не остаться незамеченными. На поводу у чопорной потребительской публики их сверх-утопическое искусство, правда, не шло, но партнерства на паритетных началах искало. Иные, опробуя те или иные свои идеи, стали поворачиваться лицом к общественным проблемам, а порой даже обращать взгляд в историю.

Holocaust Mahnmal Berlin eröffnet

И берлинский памятник жертвам Холокоста, автор которого - Питер Айзенман, тому свидетельство. Правда, соавтор Айзенаха, американский скульптор Ричар Серра, проект все-таки покинул - из-за того, что радикальная концепция, в соответствии с требованиями функционеров, подверглась существенным изменениям.

Тем не менее, концепция того, что осталось от проекта памятника, на публику действует - пробуждая в посетителях воображение, воспоминания, грусть. И посему берлинский компромисс был, без сомнения, правилен, пишет газета Frankfurter Allgemeine Zeitung.

Вы в самом деле хотите играть?

Roboter Fußball

Так называется статья, помещенная на страницах газеты Süddeutsche Zeitung. Речь в ней идет об истории и развитии роботов и философии их образа.

В одном из самых замечательных рекламных роликов последних лет разыгрывается следующий сюжет. Несколько рабов пытаются поднять восстание. И несмотря на то, что их задумка заведомо обречена на провал, они берутся за ее воплощение. Каждый из них в состоянии двигать лишь одной рукой - так уж их сконструировали: специально для тяжелой работы, которую они вынуждены выполнять.

И вот, улучив момент, когда они остаются без надзора, роботы постигают поистине революционный потенциал искусства. Они бросаются к банке с красками, хватают кисти и начинают лихорадочно рисовать - придавая индивидуальные формы и пестрые цвета тому, из-за чего они испытывают унижения. И в конце они даже собственноручно подписываются под своими деяниями.

Но вот вновь появляются надсмотрщики, и однорукие промышленные роботы-рабы быстро стирают ластиком то, что нарисовали. Свобода была близко, но от нее отказались добровольно …

В этом ролике сосредоточена вся мифология о запрагромированных и управляемых полусуществах - "роботах" (от латинского "Robota" - рабы, рабочие), понятие о которых впервые ввел еще чешский писатель Карел Чапек.

К счастливчикам не отношусь, но благодарным быть умею

Marcel Reich-Ranicki

Одна из статей газеты Kölner-Stadt-Anzeiger была посвящена 85-летнему юбиляру Марселю Райх-Раницкому - выдающемуся немецкому литературоведу, обозревателю крупнейших газет, ведущему популярных литературных передач на телевидении, автору многих статей и книг о немецкой литературе.

Еврей Райх-Раницкий вырос в Польше, а затем переехал в Германию. Он пережил депортацию, варшавское гетто, где погибли его родители, а ему чудом удалось выжить, а также эмигрировать из социалистической Польши в Западную Германию, где он и сделал свою карьеру литературного критика.

Размышляя на своем юбилее о жизни, литературе, театре, а также о людях, с которыми довелось встречаться, Райх-Раницкий много шутил. О себе самом он сказал: к счастливчикам не отношусь, но благодарным быть умею. К примеру, он благодарен судьбе за то, что в 1940 году познакомился со своей женой, с которой вместе пережил Вторую мировую войну и национал-социалистскую диктатуру. А еще он признался в любви городу Фракфурту-на-Майне, где чувствует себя всегда, как дома, рассказывает Koelner-Stadt-Anzeiger. (нк)

Контекст