1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Центральная Азия

Коммерческое помилование

В Туркмении проходит очередная кадровая чистка.

В Туркмении проходит очередная кадровая чистка. На этот раз она проводится под знаком кампании по разоблачению взяточников в органах прокуратуры.

Отставка, а затем и возбуждение уголовного дела в отношении уже бывшего генерального прокурора К.Атаджановой вызвали целую чреду разоблачений, которые сделал достоянием общественности сам президент Туркмении С.Ниязов. Он в телевизионном эфире заявил и о различных преступлениях самой Атаджановой, и о грубейших нарушениях закона, совершенных ее родственниками, а также позволил себе обобщение: у нас граждане не нарушают закон, у нас закон нарушают только чиновники, заявил Туркменбаши, сославшись при этом на данные МВД. Но уж коррупции в судах и прокуратуре туркменский лидер уделил большое внимание. В частности, схемам получения взяток при составлении списков амнистируемых – как известно, в Туркмении традиционной является ежегодная массовая амнистия заключенных, когда по спискам, утвержденным Туркменбаши, из мест лишения свободы выходят тысячи человек. И вот теперь глава государства посетовал, что столь хорошее дело омрачила К.Атаджанова и ее подчиненные, которые, оказывается, включали в списки амнистируемых тех или иных лиц за взятки.

СН: С амнистируемых взыскиваете, ищете свою выгоду! Да, есть среди вас такие. Следующая амнистия должна быть без взяток, - сказал президент.

Как сообщает в этой связи международная правозащитная организация Туркменский Хельсинский фонд (ТХФ), в годы руководства К.Атаджановой генеральной прокуратурой «мздоимство и взяточничество составили основной принцип при составлении списков амнистируемых». Согласно данным ТХФ, сама Атаджанова сперва брала за свои услуги 50 тысяч долларов, но затем ее аппетит вырос до 300 тысяч.

Как рассказала корреспонденту «НВ» сотрудница системы правосудия Туркмении, Атаджанова в течение десятилетия занималась этим бизнесом.

НН: Это был ее личный бизнес.

Но в нем была задействована практически вся подчиненная ей система.

На местах ставки были скромнее. В областях, в районах, хоть прокурор, хоть помощник прокурора, все собирали дань для Атаджановой, чтобы держаться в должностях, утверждает источник.

НН: Они людей специально сажали, судили, чтобы те расплачивались. Хоть маленький человек, а все равно 500 долларов найдет, чтобы вытащить из тюрьмы близкого родственника. Скот продадут, или имущество.

Как говорит источник в системе туркменского правосудия, среди прокуроров существует негласный реестр, определяющий, «кто чего стоит», сколько за него должны заплатить, чтобы он попал под амнистию.

НН: Допустим, если человек – наркобарон, то до 50 тысяч доходит взятка.

Как только приближается амнистия, работники прокураты и судьи, имеющие связь с родственниками заключенных, сообщают, сколько надо дать, чтобы человек попал под амнистию. Если же денег не дашь, никогда в жизни помилован не будешь, говорит источник.

НН: Наш дальний родственник сидел в Векилбазарском этрапе, и прокурору, чтобы только вытащить его по амнистии, в прошлом году дали 2800 долларов, хотя статья была незначительная, и он все равно должен был бы получить помилование. А если не дашь, то хоть всю жизнь сиди. Эта система годами отработана. Это Атаджановой система.

В свою очередь, источник в аппарате президента Туркмении сообщил корреспонденту «НВ» Оразу Сарыеву, что нельзя списывать существование коррупционной системы при составлении списков амнистируемых на одну К.Атаджанову. Как утверждает источник, в первые годы проведения массовых помилований - с 1998 года, подобной методикой пользовался тогдашний пресс-секретарь президента Какамурад Баллыев, который брал взятки различного размера, деньгами, коврами и другими дорогими изделиями, обещая ускорить «продвижение» того или иного заключенного в списках, подаваемых на подпись президенту. (В то время при решении вопроса об амнистии действовала система подачи заявлений и принцип очередности). Затем этот бизнес взяли в свои руки силовые структуры. С 2000 по 2002 год предоставление списков на помилование контролировало руководство КНБ, хотя этот контроль не был полным, и уже тогда К.Атаджанова имела влияние на этот процесс.
Согласно этому источнику в аппарате президента, «заслугой» Атаджановой стало объединение органов прокуратуры с милицией, КНБ, (затем МНБ), судьями в целях расширения криминальной схемы – теперь деньги получали не только за обещание амнистии. Зажиточных людей стали сажать по вымышленным обвинениям, имущество их конфисковали, но за деньги, полученные у родственников, их отпускали по амнистии.

В связи с возбуждением уголовного дела в отношении Атаджановой ТХФ пишет в пресс-релизе: «Безвинно пострадавшие туркменистанцы надеются – скоро начнется череда разоблачений преступлений бывшего генерального прокурора и тогда, быть может, им удастся отстоять свои права. Они не хотят принять во внимание того, что за последние годы в правоохранителные органы были приняты сотни тысяч работников, воспитанных на “Рухнама” и почитающих вместо Основного Закона - культ личности».