1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Экономика

Комментарий: Opel похоронил российскую мечту

18 марта 2015 стало плохим днем для инвестиционного климата в России. Решение немецкого автостроителя полностью уйти с российского рынка может быть воспринято не как слабость, а как прозорливость, считает Андрей Гурков.

Компания Opel объявила об уходе из России. Немецкая дочка американской автомобилестроительной корпорации General Motors полностью покинет российский рынок к концу 2015 года, закрыв завод в Петербурге и свернув сотрудничество с местными партнерами. Эта новость не случайно обошла 18 марта все мировые СМИ: тут речь идет не просто о коммерческой неудаче некоего инвестора. У Opel и России - особая история взаимоотношений. Поэтому столь резкое ее завершение является знаковым событием.

Прощание с третьим по значению рынком сбыта

В 2009 году некогда крупнейшую в Германии, но в этом веке хронически убыточную фирму чуть было не купил российский Сбербанк вместе со своими зарубежными партнерами. Эта казавшаяся сенсационной и бурно обсуждавшаяся сделка в конце концов сорвалась, однако интерес, проявленный россиянами к бренду, который еще в СССР пользовался немалой популярностью, побудил руководство постепенно выздоравливающей компании по-новому взглянуть на современную Россию - и сделать на нее ставку.

Андрей Гурков

Андрей Гурков

В последующие годы в штаб-квартире Opel в Рюссельсхайме не раз звучали как оптимистические заявления об огромных перспективах российского автомобильного рынка, который обещал вскоре обогнать немецкий и стать крупнейшим в Европе, так и восторженные реляции о продажах в России. В 2012 году они росли в два раза быстрее, чем весь российский авторынок, в 2013-м РФ была для Opel третьим по значению рынком сбыта после Великобритании и Германии.

В 2014 году начались серьезные проблемы со сбытом, однако глава Opel Карл-Томас Нойман (Karl-Thomas Neumann) еще в сентябре уверял, что верит в "долгосрочный потенциал России". И вот теперь, в марте 2015 года, тот же Нойман заявляет: "Мы пришли к выводу, что перспективы российского рынка неважные не только в краткосрочном, но и в средне- и долгосрочном плане". Короче: прощай, российская мечта!

Тревожный сигнал не только для немецких инвесторов

Это не просто самый громкий за последние месяцы (а, может быть, и годы) уход западного инвестора с российского рынка. Уходит инвестор, который до самого последнего времени был искренне уверен, что пришел всерьез и надолго, и тратил большие деньги на рекламу и позиционирование своего бренда (хотя, возможно, и совершал управленческие ошибки, слишком медленно повышая, к примеру, долю локализации производства, что после обвала рубля больно ударило по компании).

Но больше всего удручает то, что уходит этот инвестор именно из автопрома, который по праву считался самой успешной и многообещающей отраслью возрождающейся российской обрабатывающей промышленности, призванной снизить фатальную зацикленность страны на нефти и прочем сырье.

Безусловно, в ходе многолетнего бума в российском автомобилестроении возникли избыточные мощности, и закрытие отдельных производств было неизбежно. Тем не менее, другие работающие в России иностранные автостроители вряд ли будут в восторге от того, что избавились от лишнего конкурента. Страна, с которой они связывали столько надежд, сильно изменилась за последний год, а потому радикальное решение Opel полностью уйти с рынка может быть воспринято ими не столько как капитуляция более слабого, сколько как прозорливость более предусмотрительного.

"Нам пришлось принять решительные меры в России, чтобы защитить свой бизнес", - говорит Карл-Томас Нойман. Такая решительность может поставить в положение цугцванга некоторых других зарубежных автостроителей, чьи акции, в отличие от Opel, котируются на бирже. Им придется теперь опасаться гнева своих акционеров, которые в случае дальнейшего нарастания убытков в России в какой-то момент спросят с них за то, что они своевременно не последовали примеру конкурента и не обезопасили свои финансовые показатели.

Однако уход из России столь крупного игрока, как Opel, является тревожным сигналом не только для автостроителей. Можно не сомневаться: этот шаг зафиксируют и запомнят все работающие на российском рынке иностранные инвесторы, особенно немецкие. Так что 18 марта 2015 года стало плохим днем для инвестиционного климата в России. И, конечно, же, очень плохим днем для тех конкретных российских работников Opel и ее материнской компании GM, которые потеряют теперь высококвалифицированные рабочие места с хорошими зарплатами. В нынешние кризисные времена им будет трудно найти адекватную замену.

Андрей Гурков, экономический обозреватель DW

Новости

Контекст