1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Россия

Комментарий: G7 и Россия - что дальше?

Ведущие индустриальные страны, входящие в G8, выставили РФ за дверь. Это был дипломатический успех президента США. Но что будет дальше, спрашивает обозреватель DW Бернд Ригерт.

Обозреватель Бернд Ригерт

Обозреватель Бернд Ригерт

По большому счету российский министр иностранных дел прав. В последние годы на саммитах G8 и в самом деле принимали не так много конкретных решений. И комментаторы уже не раз готовились отслужить заупокойную по этому формату, поскольку более важной теперь стала группа G20, в которой участвуют такие ключевые страны с переходной экономикой, как Китай, Бразилия и Индия.

Но когда Сергей Лавров уверяет, что для России не имеет значения, будет ли она впредь участвовать во встречах ведущих индустриальных стран, его невозмутимость выглядит наигранной. Хозяин Кремля будет очень раздражен тем, что не сможет сидеть за одним столом с сильными мира сего. Ведь важными были не решения, которые принимались на саммитах "большой восьмерки", а факт участия в этом элитарном клубе.

Будь то Горбачев, Ельцин или Путин - каждый из них старался во что бы то ни стало приобщиться к нему и приложил немало усилий, чтобы оказаться на равных с избранными. Исключение из клуба G8, наверняка, пришлось тщеславному Путину не по вкусу. В дипломатической сфере Россию вернули на уровень 1991 года.

В свое время генеральному секретарю ЦК КПСС Михаилу Горбачеву впервые разрешили заглянуть на саммит G7 в Лондоне, чем он чрезвычайно гордился. Владимир Путин также гордо собирался продемонстрировать коллегам отстроенный олимпийский Сочи. Теперь из этого ничего не выйдет. Но заставит ли это его задуматься? Свою политику экспансии Путин по этой причине радикально не изменит, но, возможно, сделает паузу.

Завидная сплоченность семи остальных членов клуба, пригрозивших применить дальнейшие санкции, а также их решительный отказ признать аннексию Крыма не могут оставить российское руководство равнодушным. Президент США Барак Обама без всяких оговорок встал на сторону Украины, Европы и НАТО. И остальные шесть его поддержали. Это можно расценить как дипломатический успех нового Запада и как поражение, даже как пощечину Путину.

Чем он ответит? Разозлится еще сильнее и в гневе потянется к восточной Украине? Попытается организовать контрсаммит - своего рода встречу согласных, единомышленников? Но много ли таких? У России сейчас нет настоящих союзников. Даже Китай проявляет сдержанность. Долго ли сможет Путин выносить такую изоляцию на мировой арене? Дипломатический демарш, предпринятый в Гааге, не вернет Крым в состав Украины.

Но сигнал, поданный странами-членами "большой семерки", может предотвратить разрастание кризиса и новый раскол Европы. Он способен притормозить возврат к временам холодной войны. Теперь все зависит от Путина и реакции политической элиты России. В том случае, если российская армия двинется на Украину, можно будет попробовать вытеснить Москву и из G20 - в качестве следующей ступени эскалации санкций. Останется ли Сергей Лавров и в этом случае таким же невозмутимым?

Деловые круги уже упреждают развитие событий. Инвесторы выводят деньги из России. Немецкие коммерсанты говорят, что подорвано доверие, которое выстраивалось на протяжении десятилетий. Так что формальные экономические санкции становятся излишними. Процесс уже начался. И это обстоятельство должно дать Путину повод по-настоящему задуматься.

Лидерам же G7 и европейским столицам следует в свою очередь оставить открытым канал для диалога и попытаться хоть как-то усадить Россию за стол переговоров по Украине. Отмена саммита G8 ни в коем случае не должна быть финалом дипломатии. А выигравший в этой ситуации уже есть, пусть это и произошло случайно. Впервые устроителем встречи G7 в Брюсселе станет не одна из стран-участниц этой группы, а Европейский Союз. Это - признак возросшей роли Европы.

Автор: Бернд Ригерт, обозреватель DW