1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Александр Плющев

Комментарий: У госстраха глаза велики

Какие реальные и мнимые угрозы изложены в доктрине информационной безопасности России и чего на самом деле боится Кремль, в комментарии специально для DW объясняет Александр Плющев.

Новую, только что подписанную Владимиром Путиным доктрину информационной безопасности России я читал совсем недалеко от Кремля, в шикарном московском отеле в ожидании начала там пресс-конференции. Кстати, с участием компании, занимающейся именно информационной безопасностью, но тема была совсем другой, просто совпало. Мобильные карты в моем смартфоне привычно врали мне, что я нахожусь не на Неглинной улице, а в аэропорту Внуково.

Такая картина наблюдается уже несколько месяцев: вокруг Кремля время от времени GPS-навигация дает сбои и отправляет пользователей во Внуково или в лучшем случае просто теряет текущие координаты. Внятного официального разъяснения на сей счет до сих пор не поступало, но эксперты предполагают, что на территории Кремля, видимо, установлено специальное оборудование, подменяющее координаты GPS (ГЛОНАСС, кстати, тоже), по которым ориентируются смартфоны пользователей.

Чего боятся?

Предполагается, что делается это для защиты от беспилотных летательных аппаратов, поскольку аэропорт, в который отправляют пользователя ложные координаты, - это запретная для полетов подобных аппаратов зона. Координаты аэропортов уже вшиты в серийно выпускаемые дроны, чтобы пользователи не вздумали там хулиганить. Временами кремлевское оборудование отключается, и все пользователи благополучно возвращаются из Внукова в центр Москвы.

Александр Плющев

Александр Плющев

Мне кажется, эта история имеет самое прямое отношение к доктрине информационной безопасности России, то есть к видению государством этой проблемы и путей ее решения или сосуществования с ней. Эти люди всерьез опасаются, что в Кремль прилетит купленный на Aliexpress дрон и натворит там нечто необратимое? Высокотехнологичное покушение на Владимира Путина вертолетом-камикадзе серийного производства с заводскими установками?

Если это действительно так, я начну верить, что и троллейбусы из центра Москвы убрали, чтобы военный вертолет, не боясь запутаться в проводах, мог сесть на московские улицы и экстренно эвакуировать какого-нибудь нашего руководителя. Но даже если подобные угрозы действительно реальны, то способы борьбы с ними выбираются, мягко говоря, странные, игнорирующие интересы большого количества людей и создающие им проблемы. Впрочем, с людьми мало когда считались, особенно, если речь заходила о безопасности или, если хотите, паранойе тех, кто находится за Кремлевской стеной.

Угрозы или страхи

В доктрине информационной безопасности - примерно так же. Семнадцатистраничный документ - это не только анализ реальных угроз, но и трансляция надуманных страхов. Многие перечисленные чиновничьим канцеляритом опасности, мягко говоря, дискуссионны, а средства противодействия, как и в случае с антидронной защитой, мирному населению ничего хорошего не сулят.

Вот, например, пассаж "Возможности трансграничного оборота информации все чаще используются для достижения геополитических, противоречащих международному праву военно-политических, а также террористических, экстремистских, криминальных и иных противоправных целей в ущерб международной безопасности и стратегической стабильности" идет в тексте раньше другого: "Одним из основных негативных факторов, влияющих на состояние информационной безопасности, является наращивание рядом зарубежных стран возможностей информационно-технического воздействия на информационную инфраструктуру в военных целях".

В переводе на обычный язык это означает следующее: то, что люди могут беспрепятственно получать информацию из самых разных источников со всей планеты, даже несколько опаснее взломов и технологического воздействия в военной сфере.

Посадки продолжатся

Вообще угрозам государственному строю, экстремизму и даже некоему психологическому воздействию, направленному на подрыв исторических основ и патриотических традиций (я не шучу, так в доктрине) уделяется непропорционально много внимания.

Контекст

Это означает, что скорого прекращения совершенно идиотских репрессий в виде "посадок за репост" ждать не стоит - они вполне отвечают позиции государства, хоть и вызваны желанием мелких полицейских чинов стать чинами покрупнее или хотя бы получить премию.

И мы знаем, что у заявленной цели "Соблюдение баланса между потребностью граждан в свободном обмене информацией и ограничениями, связанными с необходимостью обеспечения национальной безопасности, в том числе и в информационной сфере" могут быть очень разные трактовки.

Разумеется, нашлось в документе место и суверенитету в информационном пространстве, а также развитию национальной системы управления российским сегментом сети интернет. Значит, и курс на обособление Рунета тоже рассматривается как вполне возможный.

Нельзя сказать, что вся доктрина информационной безопасности - это параноидальный бред. Вряд ли можно поспорить, например, с тем, что стране остро не хватает как своих технологий, так и специалистов.

Правда, ни слова не говорится о том, почему так много наших айтишников уезжает за рубеж, причем некоторые, вроде Павла Дурова, - вынужденно; и почему многие IT-предприниматели со своими стартапами пытаются запуститься не в "Сколково", а в Кремниевой долине или где-нибудь в Италии. Возможно, потому, что причины лежат вне сферы "информационной безопасности" и что-то менять надо совсем не там.

Автор: Александр Плющев - журналист, интернет-эксперт, популярный блогер и радиоведущий. Автор еженедельной колонки на DW. Сайт Александра Плющева: plushev.com, Twitter:@plushev

Смотрите также:

Смотреть видео 02:31

Немецкая разведка оценила риск российских хакерских атак (29.11.2016)

Аудио- и видеофайлы по теме