1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Инго Маннтойфель

Комментарий: Только диалог поможет преодолеть препятствия

Обоюдная заинтересованность по развитию партнерства Германии и России наталкивается на два препятствия, существование которых вновь продемонстрировали встречи в рамках "Петербургского диалога", считает Инго Маннтойфель.

default

Ingo Mannteufel

Инго Маннтойфель

"Партнерство между Германией и Россией" - данная фраза была самой распространенной в ходе форума "Петербургский диалог" 2008 года и проходивших параллельно германо-российских межправительственных консультаций. Но, несмотря на это риторическое единство в целях и заинтересованность в многостороннем сотрудничестве, и немцы, и россияне подсознательно испытывали чувство некоторого дискомфорта. Причем кавказский конфликт скорее был его проявлением, чем причиной.

Когда встречаются немецкие и российские политики, бизнесмены и общественные деятели, то сразу становится ясно, как много общих интересов связывает эти страны. Уже стало стереотипом выражение, что богатая ресурсами Россия и индустриально развитая Германия прекрасно дополняют друг друга. Девиз "Петербургского диалога" - "Партнерство в модернизации" - наиболее точно раскрывает суть совместного сотрудничества.

Две стороны модернизации

Однако насколько едины стороны в понимании главной идеи - "модернизации", настолько различны ее интерпретации. Российская сторона понимает под этим термином главным образом экономически-техническую модернизацию, например, повышение эффективности энергетического сектора или развитие нанотехнологий. В отношении этих проектов немецкая сторона не имеет ничего против. Однако она рассматривает модернизацию как более широкую и развернутую задачу, которая включает в себя также открытость общества, прозрачность деятельности государственных структур и, прежде всего, развитие правового государства.

Представители российской правящей элиты, по их собственным словам, не отвергают полностью этот аспект, однако не знают , что конкретно это должно означать. Более того, они усматривают в этом попытки навязчивой опеки, поучений и вмешательства во внутренние дела. Таким образом, у сторон существуют совместные интересы в развитии партнерства под девизом модернизации, однако уже при определении этого понятия проявляются расхождения.

Две трактовки истории

К этим различиям в определении модернизации добавляется и второе препятствие. Глобальные изменения после распада Советского Союза оцениваются сторонами по-разному. В России период 1989-1991 годов считается временем негативного развития. Бывшая сверхдержава потеряла свои области влияния в мире, и особенно в Восточной Европе и на постсоветском пространстве. С российской точки зрения, это внешнеполитическое падение взаимосвязано с экспансией западных структур (ЕС и НАТО) в зоны бывшей советской гегемонии, рассматриваемые Москвой как традиционные зоны своего влияния.

Это рассматривается Россией как угроза - отсюда и резкая антиамериканская позиция, и военные действия против Грузии, чтобы вновь не потерять территории, традиционно считающиеся "российскими". И отсюда же - российская инициатива о заключении нового коллективного соглашения по безопасности в Европе, чтобы по меньшей мере зафиксировать актуальные зоны влияния.

В Германии признают, что для России было нелегко пережить потерю статуса великой державы. Вместе с тем немцы позитивно рассматривают развитие 1989-1991 годов. Исходя из ситуации с объединением Германии, годовщина которого отмечается 3 октября, они приветствуют распад советско-российской империи. Этот распад способствовал развитию свободы и демократии в Восточной Европе и государствах, возникших на месте бывших советских республик.

Распространение западных институтов на восток расценивается как продолжение европейского проекта по обеспечению благополучия и свободы граждан. К его реализации еще могут быть присоединены Украина, Грузия и другие страны. По этой причине канцлер Германии Ангела Меркель расценивает российские действия в кавказском конфликте как несоразмерные и выступает за территориальную целостность Грузии, что снова ведет к непониманию со стороны России.

Оба эти серьезные препятствия на пути германо-российского партнерства не удалось преодолеть и в ходе нынешнего "Петербургского диалога". Одно остается ясным: без диалога эти барьеры никогда не взять.

Инго Маннтойфель, руководитель русской онлайн- и радиоредакции Deutsche Welle