1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Экономика

Комментарий: Тихий конец еще одной громкой газовой сделки

Отменив обмен активами с BASF/Wintershall, "Газпром" показал, что отказывается от прежней стратегии на европейском рынке, но вовсе не от сотрудничества, считает Андрей Гурков.

Алексей Миллер на фоне логотипа Газпрома

Председатель правления "Газпрома" Алексей Миллер в начале октября объявил о пересмотре европейской стратегии концерна

Такое впечатление, что российско-европейские проекты в газовой сфере рушатся один за другим. 1 декабря президент России Владимир Путин объявил о прекращении строительства трубопровода "Южный поток", 18 декабря немецкий химический концерн BASF и "Газпром" сообщили об отмене крупномасштабного обмена активами. В результате этой сделки российский газовый концерн должен был получить в Германии в стопроцентную собственность, в частности, газоторговую компанию Wingas и крупнейшее в Западной Европе газохранилище в Редене.

Берлин сделку на торпедировал

И вот теперь обе стороны "с сожалением" решили не завершать обмен активами, говорится в пресс-релизе BASF. Пресс-служба его дочерней фирмы Wintershall, которая в ходе сделки, анонсированной еще в ноябре 2012 года, должна была получить дополнительные доли в освоении ачимовских отложений Уренгойского месторождения, ссылается на "сложную политическую обстановку".

Андрей Гурков

Андрей Гурков

Как это понимать? Неужели Берлин все-таки запретил передавать в собственность российской государственной компании стратегические объекты на территории Германии - трубопроводы и подземные газохранилища?

Министерство экономики ФРГ 19 декабря заявило, что еще год назад дало зеленый свет этой сделке и своего решения не меняло. А канцлер Ангела Меркель (Angela Merkel), принимая 15 декабря болгарского премьера Бойко Борисова, высказалась за возобновление переговоров с Россией о "Южном потоке". На фоне такого примирительного жеста отзыв уже выданного "Газпрому" разрешения выглядел бы откровенным афронтом.

Да и сам "Газпром" никаких обвинений в адрес официального Берлина (как, кстати, и Брюсселя) на этот раз не выдвигал, хотя в случае с "Южным потоком" не скупился на критику европейской бюрократии. Так что версия о запрете со стороны ЕС выглядит малоубедительной.

"Газпром" в принципе меняет стратегию на европейском рынке

Куда более вероятно, что инициатива приостановить обмен активами исходила от самого "Газпрома". Его глава Алексей Миллер еще 7 октября, выступая на Петербургском международном газовом форуме, говорил о возможности пересмотра проектов в Европе. А надо ли, задавался он тогда вопросом, уделять так много внимания тому, чтобы "создавать цепочки стоимости от геологоразведки и добычи до конечного потребителя?" После чего сообщил, что "Газпром" "критически анализирует и рассматривает те стратегии, которыми он руководствовался в последнее время".

К декабрю этот критический анализ привел к смене курса. "Наша стратегия меняется в отношении европейского рынка, в принципе", - заявил Алексей Миллер в интервью телеканалу "Россия" 6 декабря. По его словам, решение об остановке "Южного потока" - это "начало конца нашей модели работы на рынке, когда мы ориентировались на поставки конечному потребителю на европейском рынке".

Все пока остается по-старому

После такого заявления последовавший две недели спустя отказ от обмена активами с BASF/Wintershall выглядит абсолютно логичным, ведь цель этой сделки в том-то и состояла, чтобы обеспечить "Газпрому" выход на конечного потребителя на самом важном для него экспортном рынке - в Германии.

А при чем здесь тогда "сложная политическая обстановка"? Оставим эту формулировку на совести немецкой стороны, которая, собственно, ее и распространила. В известной мере она позволяет BASF/Wintershall сохранить лицо в сорвавшейся сделке, в которой концерн был очень заинтересован, поскольку стремится избавиться от малодоходного газоторгового бизнеса и сконцентрироваться на более прибыльной нефтегазовой добыче.

Впрочем, в том, что обстановка действительно сложная, сомнений нет. Очевидно и то, что в такой ситуации официальная процедура передачи в руки "Газпрома" стратегических энергетических объектов в Германии породила бы многочисленные критические комментарии и эмоции. Все это могло вызвать вокруг как российской компании, так и ее немецкого партнера абсолютно не нужный им ажиотаж.

А так все (пока) остается по-старому. "Газпром" сохраняет свои 50 процентов в компании Wingas и долю в других совместных предприятиях в Германии, и те под немецким руководством продолжают продавать во всей Центральной Европе российский газ. А BASF/Wintershall, в свою очередь, продолжает в рамках совместного предприятия "Ачимгаз" добывать голубое топливо в западносибирском Уренгое. И газ в Европу, несмотря на отказ от "Южного потока", по-прежнему поступает.

Так что впечатление, что в российско-европейском газовом сотрудничестве все рушится, ошибочно. Просто потерпели крах некоторые наиболее амбициозные проекты газпромовской экспансии. Может быть, это следует назвать победой здорового консерватизма?

Андрей Гурков, экономический обозреватель DW

Новости

Контекст