1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Мнения

Комментарий: Террор без конца

Теракт в Лондоне пришелся на годовщину кровавых атак в Брюсселе. Повторение ужасных событий говорит о том, что террор будет оставаться частью нашей жизни, считает Барбара Везель.

Начиная с ужасающего теракта в Ницце летом 2016 года, террористические атаки в Европе, похоже, осуществляются по новой схеме: преступники действуют в одиночку и убивают людей самыми простыми способами - часто при помощи грузовиков и ножей. Эта форма террора не требует высокой технической подготовки: изготовители бомб, взрывчатка и огнестрельное оружие теперь радикалам не нужны.

При этом злоумышленники достигают своей цели с убийственной точностью: речь идет лишь о количестве убитых. Личность жертв, похоже, не играет никакой роли: в их числе есть даже мусульмане, как это было, к примеру, в Ницце и в Брюсселе. Таким образом, речь теперь идет не об уничтожении так называемых "неверных", а лишь об убийстве как таковом.

Басни про "обделенных"

С начала новой серии терактов во Франции два года назад эксперты пытаются выяснить мотивы преступников. При этом долгое время популярностью пользовалась так называемая "модель социального работника", согласно которой основной причиной роста терроризма является социальная и экономическая дискриминация.

Барбара Везель

Барбара Везель

Вне всякого сомнения, пригородам французских городов не уделяется достаточного внимания, а в Бирмингеме, где предположительно проживал исполнитель лондонского теракта, царит нищета и несправедливость. Однако эти явления наблюдаются повсюду в мире, и из-за этого люди не убивают своих соседей.

В последних исследованиях на тему причин возникновения терроризма упоминается другое объяснение: террористами становятся мелкие правонарушители, которые пытаются найти смысл своего существования. Они хотят придать своей пропащей жизни ужасающий блеск, представ перед общественностью в роли массовых убийц. А если это еще и сопряжено с иллюзорной высшей целью, как, к примеру, "священная война" или служение Аллаху, то этим неудачникам кажется, что таким способом они обретают индивидуальность.

Ни одному богу не нужны убийства

Имеют ли эти преступления что-либо общее с исламом? Истребление ни в чем не повинных людей, вне всякого сомнения, является извращенным толкованием исламского учения. И огромное количество миролюбивых верующих приходят в ужас от того, если им пытаются приписать хоть малейшую связь с радикалами.

Однако нельзя все настолько упрощать. В исламе проявляется тенденция к смертоносному сектантству, представляющему собой нечто среднее между движениями суннитов и шиитов. Секты используются в политических целях, и их существование допускается религией.

В исламе есть противоречивые аспекты, которые стоят на пути мирного сосуществования в глобальном мире. То, нужна ли этой религии модернизация, как того требуют некоторые, или же просто прощание со смертоносными заблуждениями и приверженцами подобных идей, верующие должны решить сами. Христиане больше не ходят в крестовые походы, и мусульмане также должны исключить убийства с религиозным оттенком из своего мировоззрения. Ведь ни одному богу не нужны убийства.

Отсутствие гарантий безопасности

За последние два года работа полиции и спецслужб улучшилась. В Великобритании всегда гордились тем, насколько эффективно там осуществляется наблюдение за группами исламистов. В то же время, к примеру, спецслужбы Франции и в Бельгии также активно сотрудничают между собой, что позволило выявить еще несколько групп террористов.

Биографии преступников, между тем, говорят о том, что организацией терактов занимались разочаровавшиеся в жизни правонарушители, которые незаметно радикализировались.

Впрочем, даже самый совершенный контроль не позволяет узнать, что у них в голове, а это означает, что риск терактов остается - до тех пор, пока извращенная идеология "Исламского государства" будет продолжать находить все новых последователей. И военная победа над группами убийц на Ближнем Востоке может скорее усугубить эту проблему.

Между христианами, иудеями, мусульманами и индуистами не должно быть разногласий, заявил мэр Лондона Садик Хан сразу после теракта. Мы можем противопоставить ненависти и жажде крови только толерантность и гражданское мужество. Самый мощный сигнал против террора - это не бояться продолжать жить точно так же, как и до сих пор.

Это отнюдь не означает, что не нужно делать все возможное для того, чтобы привлечь преступников к ответственности, и что их нельзя ненавидеть всем сердцем. Однако при всей нашей скорби и сочувствии к жертвам трагедии мы не можем позволить террористам одержать победу над нашими либеральными ценностями.

Смотрите также:

Смотреть видео 01:46

Можно ли предотвратить такие теракты, как лондонский (23.03.2017)

Контекст

Аудио- и видеофайлы по теме