1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Инго Маннтойфель

Комментарий: Тандемократия - доказательства слабости

Вот уже сто дней Дмитрий Медведев является президентом России. Но, чтобы стать наиболее влиятельным политиком страны, Медведев должен быть более самостоятельным, полагает Инго Маннтойфель.

default

Ingo Mannteufel

Президенту Медведеву не повезло. Складывавшийся, в принципе, удачно баланс первых ста дней его правления испортила война с Грузией. Более того, эта война стала для Медведева миной замедленного действия и обнажила истинную суть маскарадного двоевластия сложившегося в России - "тандемократию".

Первые 93 дня …..

До момента нынешнего обострения южноосетинского конфликта, до начала вооруженного вторжения России на территорию Грузии действия Медведева на посту президента можно оценить, применительно к российским условиям, в общем, положительно.

Во-первых, ему удалось избежать крупных ошибок во внутренней политике. Он создал бы себе большие проблемы, если бы с самого начала вошел в клинч с теми или иными группами российской элиты.

Во-вторых, риторически Медведев как бы продемонстрировал свою независимость от Путина и, благодаря этому, стал восприниматься в какой-то степени как самостоятельная политическая фигура. В ходе контактов с зарубежными политиками Медведев демонстрировал дружелюбный стиль общения, произносил либеральные высказывания в европейском духе и сумел заработать очки на Западе. Там, например, с удовлетворением было воспринято решение Медведева не продолжать, начатое при Путине, ужесточение закона, регулирующего деятельность СМИ.

Привлекло внимание и то, что сразу после резких публичных нападок премьер-министра Путина на горнодобывающую компанию "Мечел" (сильно ударивших по российским акциям), президент Медведев, естественно, не упоминая имени Путина, однозначно высказался против попыток давления на предпринимателей.

Конечно, назвать все это героизмом вряд ли можно, но в условиях специфической российской системы власти это были признаки самостоятельности политики президента Медведева. Но тут случилась война на Кавказе.

Последние семь дней

Попытка Грузии вновь поставить под свой контроль сепаратистки настроенную Южную Осетию, сыграла роковую роль для баланса первых ста дней президентства Медведева. В первый день конфликта он явно действовал без плана, хотя как верховный главнокомандующий должен был быть готов ко всему. Линию поведения России в очередной раз определил Владимир Путин, находившийся в тот момент в Пекине на Олимпийских играх. Свою руководящую роль он подчеркнул и на следующий день, появившись неожиданно для всех во Владикавказе. Медведев при этом производил впечатление заместителя, оставленного на хозяйстве и исполняющего роль инстанции, передающей приказы, но не определяющей жесткую и непримиримую линию поведения России по отношению к Грузии.

В итоге оказались сорванными все попытки сближения Медведева с Европой. А введение российских войск в Грузию привело к дальнейшему охлаждению отношений между Россией и Западом. Либеральные, казавшиеся пропитанными европейским духом высказывания Медведева сейчас могут быть забыты. И даже, казалось бы существовавшее распределение ролей: Путин - плохой полицейский, Медведев - хороший, уже не актуально. И Россия, и Запад должны уяснить себе: власть в России принадлежит только Путину.

Медведеву же, чтобы быть реальным, а не номинальным президентом России, нужно в действительности стать наиболее влиятельным политиком страны - даже если это не нравится его воспитателю Путину, сейчас - премьер-министру России.

Инго Маннтойфель, руководитель русской онлайн и радиоредакции Deutsche Welle