1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Константин Эггерт

Комментарий: Стрелков-Гиркин vs Путин?

Возвращение в публичное пространство бывшего лидера сепаратистов в Донбассе Игоря Стрелкова (Гиркина) означает, что он опять нужен Кремлю, пишет Константин Эггерт специально для DW.

Игорь Стрелков (Гиркин), фото из архива

Игорь Стрелков (Гиркин), фото из архива

Он за русских, демократию и войну с Украиной. Он против Путина, Кудрина и "экономики трубы". Ой, простите, с Путиным сложнее: он его поддерживал раньше, сейчас не поддерживает, но может еще раз поддержать, если тот вновь станет настоящим верховным главнокомандующим и выиграет войну с "киевской хунтой".

Страшилка для хипстеров и Запада

Я был уверен в том, что Игорь Гиркин (больше известный как Стрелков) обязательно даст знать о себе накануне выборов в Государственную думу. И вот сразу два интервью с бывшим лидером сепаратистов в Донбассе - британской The Guardian и российской интернет-газете "Знак", опубликованные в начале июня, - подтверждают: Кремль будет пугать хипстеров-белоленточников, городскую интеллигенцию и прочих сомневающихся радикальными националистами. В преддверии новой кампании за отмену санкций Европейского Союза образ Гиркина пригодится и для имитации угрозы для Запада: мол, мы вам, господа, может быть, не особенно нравимся, но посмотрите, кто может прийти нам на смену. При этом радикалы будут у российского руководства всегда в поле зрения и на коротком поводке.

Константин Эггерт

Константин Эггерт

Я никоим образом не ставлю под сомнение искренность высказываний Гиркина. Его взгляды - эклектическая смесь монархизма (портрет Николая Второго на видном месте), демократии, империализма и национализма. Эти взгляды более или менее соответствуют идеологии сайта "Спутник и погром" Егора Просвирнина. Сам Просвирнин и другой националист - Константин Крылов - теперь соратники Гиркина по недавно созданному и возглавляемому им "Общерусскому национальному движению". Но я не могу представить себе, что бывший эфэсбэшник, знающий, как никто другой, много о том, что на самом деле происходило в Крыму и на Украине в 2014 году, вдруг сам по себе отправился в свободное плавание по морю политики.

Ведь даже для того, чтобы человеку с биографией "экс-министра обороны ДНР" прочитать лекцию в Российской академии народного хозяйства и госслужбы, руководству вуза нужно иметь разрешение из администрации президента. А возможно, и рекомендацию оттуда в стиле: "Мы были бы не против, если бы вы его пригласили выступить".

Опасное превращение

Путин прекрасно осознает политическую привлекательность русского национализма. Но сам он всегда опасался использовать националистические лозунги из опасения, что политическая жизнь в этом случае довольно быстро выйдет из-под контроля под лозунгом "справедливого передела собственности в пользу титульной нации". Попытка сыграть на национализме в 2014 году (помните поставленную президентом в храме свечку за "героев Новороссии"?) чуть рикошетом не ударила по Кремлю.

Солдаты удачи, идеалисты, фрики и, что самое важное, обыкновенные русские мужчины, задавленные беспросветной жизнью в провинции, хлынули на восток Украины, чтобы реализовать там свои главные желания. Кому-то нравилось убивать, кто-то хотел заработать, а кто-то, и таких много - надеялся обрести самоуважение и хоть какой-то смысл жизни. В спальных районах Златоуста или Твери, в поселках городского типа и моногородах его не найти.

В степях Донбасса, с автоматом наперевес и "бандеровцами" по ту сторону шоссе, оно приобретается само собой. Донбасская война стала своего рода репетицией того, что может случиться в ситуации кризиса с немалой частью общества в России. Одной из причин сворачивания в конце 2014 года операции по захвату востока Украины методом гибридной войны стали опасения Кремля: русский национализм довольно быстро превращается в национал-социализм, для которого нынешняя элита - такой же враг, как и Запад.

"Наш Ратко Младич"

И вот теперь, спустя полтора года, слегка подзабытый (по его собственному признанию) Игорь Гиркин вдруг возвращается на публику в компании деятелей, очевидно, хорошо знающих наизусть номера многих телефонов в администрации президента. Он требует продолжения войны с Порошенко - Кремль твердо отвечает: "Нет". Он настаивает на пересмотре политики девяностых и говорит, что кудриным-чубайсам в России нет места - Путин назначает Кудрина писать новую программу реформ. Он называет Путина Милошевичем, но тогда "герой Новороссии" - "российский Ратко Младич"! И скажите теперь, кто на этом фоне выглядит привлекательнее - для интеллигенции, для элит, мечущихся между приемной Путина и охладевшим к ним Западом, для самого этого Запада?

Думаю, ветеран Приднестровья, Чечни, Боснии и Герцеговины, господин Гиркин прекрасно понимает, что стал частью системы, при которой у нас есть и либералы, и националисты, и коммунисты - но нет реального политического выбора. Он не погиб от взрыва мины и не был расстрелян в своей машине, как это случилось с некоторыми предводителями донбасского мятежа, потому что всегда выполнял приказ: сказали захватить Славянск - захватил, сказали стать главкомом - стал, сказали уйти - ушел. Сегодня нужно, чтобы он критиковал Путина - и он критикует. Но портрет президента, по собственному признанию, пока держит за шкафом - вдруг потребуется вернуть его на стену.

Автор: Константин Эггерт - российский журналист, ведущий программ телеканала "Дождь". Автор еженедельной колонки на DW. Константин Эггерт в Facebook: Konstantin von Eggert