1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Мнения

Комментарий: Спортивные федерации закрывают глаза на допинг в РФ

Россия продолжает отрицать наличие государственной системы допинга в стране. Без давления международных федераций настоящих реформ в российском спорте не будет, считает Йоша Вебер.

Сотрудницы Московской антидопинговой лаборатории

Московская антидопинговая лаборатория

Это прелестное театральное действо вызывает ухмылку. Сначала чиновницу отправляют впервые признать, что массовое употребление допинга в российском спорте стало возможным благодаря "институциональному сговору". А заодно исполняющая обязанности главы РУСАДА Анна Анцелиович утверждает в интервью The New York Times, что правительство об этом, разумеется, ничего не знало.

Однако международная реакция оказалась настолько резкой, что Кремль и Минспорта, очевидно, решили отыграть все обратно. И вот уже Анцелиович опровергает собственные слова и говорит, что они были "вырваны из контекста". Есть основания сомневаться в том, что ее частичное признание было сделано по собственной инициативе. Скорее, она сыграла в этой пьесе роль пробного шара.

В духе привычной стратегии

Слова Анны Анцелиович и последующее опровержение логично встраиваются в российскую стратегию: сначала применение допинга и сокрытие, потом отрицание и увиливание. Конечно же, и.о. главы РУСАДА указала на то, что проблемы с допингом есть и в других странах.

Йоша Вебер

Йоша Вебер

Несомненно, это так. Но это ничуть не оправдывает того обстоятельства, что комиссия WADA под руководством Ричарда Макларена представила подробные доказательства массового применения допинга в России. Вот и обозначение спортсменов, употребляющих допинг, "предателями", - легко читаемый маневр: все это лишь частные случаи, ну естественно. Только есть одна проблема: таких "частных случаев" доказанного употребления спортсменами допинга больше тысячи.

Даже если нынешняя "рокировка Анцелиович" должна была продемонстрировать зарубежным критикам определенную готовность России к примирению хотя бы на низовом уровне, общий диагноз остается без изменений: Россия не хочет и слышать о реальной ликвидации гигантского аппарата по сокрытию применения допинга. Серьезное расследование потребовало бы, в частности, прояснения роли спецслужб и министерства спорта в этой схеме. А значит, и установления личностей высокопоставленных чиновников в правительстве, которые, вероятно, знали об этом. А в этом президент Владимир Путин, похоже, заинтересован не больше, чем в разъяснении действий российских хакеров во время предвыборной гонки в США.

Почему не видно давления МОК и ФИФА?

Так как правонарушитель отказывается признать свою вину и по-настоящему реформировать свою антидопинговую программу, международные спортивные федерации должны усилить давление. Если равенство возможностей и честная конкуренция остаются универсальными целями большого спорта, то нельзя просто так проглотить систематические манипуляции России с допингом.

Проблема в том, что, кроме пары международных организаций зимних видов спорта, остальные бездействуют. Международный олимпийский комитет (МОК) занимается проверкой и выжидает. А что ФИФА, у которой есть самый серьезный рычаг воздействия в виде чемпионата мира 2018 года в России? Она его не использует. Президент Международной федерации футбольных ассоциаций (ФИФА) Джанни Инфантино утверждает, что проблема России с допингом никак не связана с ЧМ. Похоже, тот факт, что в докладе Макларена речь в некоторых местах идет и о футболе, Инфантино не интересует.

Спорт самоустраняется и не отваживается на открытую борьбу за свои ключевые ценности, потому что соперник слишком влиятелен и к тому же является важным спонсором. Выходит, российский театр вокруг постепенного признания только тех фактов, которые уже невозможно отрицать, продолжится и в 2017 году. А реальных реформ в российском спорте ожидать не приходится.

Автор: Йоша Вебер, спортивный обозреватель DW

Смотрите также:

Смотреть видео 01:39

Скандальные подробности нового доклада WADA по России (09.12.2016)

Контекст

Аудио- и видеофайлы по теме