1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Игорь Эйдман

Комментарий: Союз "работяги" и "креакла" как залог успеха оппозиции

Либеральная оппозиция в России больше не способна эффективно играть ни на системном, ни на протестном поле. В комментарии для DW Игорь Эйдман предлагает ей рецепт выхода из кризиса.

Почти пять лет назад, после выборов в Госдуму в России было неспокойно. Массовые митинги прошли в Москве и в Санкт-Петербурге, различные протестные акции - почти в ста городах страны. Тогда настоящая антикремлевская оппозиция была серьезной политической силой, которую активно поддерживали многие тысячи протестующих. Сейчас все иначе. На выборах зафиксировано не меньше нарушений, чем в 2011 году, но в стране тишина. Народ безмолвствует.

Бессилие оппозиции

Конечно, немалую роль в поражении ПАРНАСа и "Яблока" сыграли неравные условия для ведения предвыборной кампании и прямые фальсификации. По оценкам независимого эксперта в области электоральной статистики Сергея Шпилькина, реальная явка на выборах 18 сентября вместо официальных 47,9% составляла 36,5%, а "Единая Россия" по партийным спискам на самом деле получила не 54,2%, а лишь 40% голосов.

Игорь Эйдман

Игорь Эйдман

Однако даже по альтернативным подсчетам, исключающим влияние фальсификаций, ПАРНАС и "Яблоко" показали низкий результат, не позволяющий партиям пройти в Думу. Это, безусловно, серьезный симптом кризиса оппозиции. Оппозиционные лидеры даже не попытались организовать акции протеста против очередных выборных беззаконий. Они просто уже не способны вывести на улицы даже несколько десятков тысяч протестующих. Оппозиция больше не может ни эффективно участвовать в выборах, ни организовывать массовые уличные протесты, то есть не в состоянии играть ни на системном, ни на протестном поле.

Причина кризиса

Главная причина кризиса оппозиции состоит в том, что ее социальная база узка и практически не расширяется. Креативный класс потерял надежду на перемены и перестал активно поддерживать протестное движение. А до "широких народных масс" оппозиция так и не достучалась. Рейтинг реально оппозиционных партий не превышает 1% - 2% и не растет. Наиболее популярному лидеру так называемой несистемной оппозиции Алексею Навальному доверяют только 4% опрошенных, остальные ведущие оппозиционеры не могут похвастаться даже этим.

Однако и власть, несмотря на достаточно эффективную "крымнашистскую" пропагандистскую кампанию, все же не смогла сплотить вокруг себя население. Большинство россиян на этих выборах проголосовало ногами: и против власти, и против оппозиции. Граждане просто не пришли на избирательные участки.

"Страшно далеки они от народа"

Наиболее заметны в протестном движении либеральные партии и лидеры. Судя по опросам, из джентльменского набора либеральных программных требований только борьба с коррупцией может привлечь симпатии граждан. Людей прежде всего интересует, как победить бедность, остановить рост цен и безработицы, смягчить социальное неравенство, сделать доступными многие лекарства, медицинские и образовательные услуги. Но на эти вопросы либеральная оппозиция не дает убедительных ответов.

Возьмем, например характерные для нее послевыборные предложения экономиста Владислава Иноземцева. Он считает, что необходимо создать новую оппозиционную партию вокруг "базовых идей" - "максимального снижения налогов и регулятивных функций государства". Такое требование может быть популярно среди бизнесменов. Но вряд ли оно способно привлечь симпатии большинства населения, которое на налоги особо не жалуется, но недовольно отсутствием государственной социальной поддержки. С такой программой ни на выборах не победишь, ни людей на улицы не выведешь.

Оппозициинуженновыйсоюзник

Сейчас оппозиция ищет пути прорыва из либерального "электорального гетто". На сентябрьских выборах ПАРНАС пытался заручиться поддержкой патриотического электората с помощью национал-популиста Вячеслава Мальцева, получившего второе место в партийном списке. Однако эти усилия оказались напрасными. Национал-патриоты за ПАРНАС не проголосовали. После аннексии Крыма пропутинским политическим силам удалось полностью монополизировать патриотическую повестку дня.

Перспективнее поиски сближения с левыми. На днях соратник Навального по Партии прогресса Владимир Ашурков опубликовал признание в любви к левой идее, заявив, что "государство должно активно сглаживать неравенство". Подобный левый поворот оппозиции может быть благоприятно воспринят избирателями. Ведь большинство россиян считает, что "блага и доходы" в стране распределяются несправедливо, а одна из важнейших причин бедности в том, что государство оказывает недостаточную помощь малоимущим семьям.

В свое время путинские пропагандисты пугали московских оппозиционеров рабочими с "Уралвагонзавода", которые могут приехать в столицу, чтобы расправиться с протестующими. Но именно на этом заводе возникли серьезные проблемы, его работники сами начали протестовать. А значит, оппозиция получит шанс на успех, если сможет добиться доверия не только московского креативного класса, но и "простых" россиян, сталкивающихся с теми же проблемами: кризисом, коррупцией, дороговизной, бесправием.

Автор: Игорь Эйдман, социолог, публицист, автор книг "Социология интернет-революции", "Новая национальная идея Путина", а также книги на немецком языке "Das System Putin. Wohin steuert das neue russische Reich?" ("Система Путина. Куда движется новая российская империя?"). Страница автора в Facebook: Игорь Эйдман

Смотрите также:

 

Контекст