1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Александр Плющев

Комментарий: Соль земли российской, или Незнайка на Луне

Эмбарго на соль - наглядный пример того, что о поддержке отечественного производителя в России вспоминают только тогда, когда производитель этот близок к властям. Часто - родственно близок. Александр Плющев для DW.

Хлеб и соль

Соль на традиционном каравае отныне - только российская

Я пишу эту колонку в самолете, пересекающем Атлантический океан. Летал на конференцию, посвященную светлому будущему, которое сулят нам высокие технологии. В нем снуют беспилотные авто- и электромобили, приложения для смартфонов позволяют пассажирам сохранять в такси настройки музыки и температуры, машина становится частью системы "умный дом", интернет проникает в каждую вещь, и все такое. Пока я набиваю букву за буквой на клавиатуре своего ноутбука, где-то в недрах громадного аэробуса скучает мой небольшой, но плотно набитый чемоданчик. Из Москвы в Детройт он летел почти пустым, а возвращается с максимально разрешенным правилами Таможенного Союза грузом сыра.

Александр Плющев

Александр Плющев

В эпоху седьмого айфона, интернета в самолетах и всепобеждающей Uber-ризации, я вынужден в загранкомандировках пополнять запасы самого обыкновенного дешевого чеддера. Просто потому, что все чеддероподобное, что мне встречается в московских магазинах, по вкусу больше похоже на оконную замазку. Да и другие сыры, которых после введения продуктового эмбарго развелось великое множество, не внушают никакого доверия. Причем, что интересно, даже во времена Советского Союза, когда существовало всего два сорта сыра - Российский и Пошехонский, испортить их до такой степени, как нынешние, производителям не удавалось.

Импортозамещение: кто следующий?

В голове советского человека, которым я, безусловно, являюсь, не укладывается, как можно, не вставая с дивана, в пару кликов купить что угодно, но нормального сыра в магазине нет. Эти явления не должны сосуществовать в одной эпохе, какое-то одно явно прибыло из другого времени. Когда вводили продуктовое эмбарго, нам клялись, что отечественные производители легко заместят импортную продукцию. Это и случилось за одной маленькой оговоркой: употреблять результат этого импортозамещения в пищу можно не с удовольствием, а преодолевая отвращение. Что неоднократно подтверждали и государственные ведомства, признававшие, что сыром эти субстанции не являются - из-за обилия растительных жиров.

Ну ладно, с сыром и другими запрещенными продуктами как-то приспособились - ко всему человек привыкает, и все, что его не убивает, делает его сильнее. Но все это время я думал: кто же следующий кандидат на импортозамещение. Спиртное? Автомобили? Одежда? Что должно побольнее ударить по зарубежному производителю, чтобы тот, содрогнувшись от потери российского рынка, все-таки принудил свое правительство развернуться лицом к Москве? Что еще подорожает в разы и пропорционально потеряет в качестве? Что будет конкурировать с чеддером за место в моем чемоданчике во время зарубежных командировок?

Незнайка на Луне

И вот, на этой неделе я узнал, что моя родина, великая держава Россия импортировала соль. Самую обычную, поваренную соль, натрий хлор. Много импортировала - более половины всего объема рынка. Каким-то загадочным образом не могла обеспечить свои потребности сама. Хотя соль это не сыр, ничего сложного, да и мощности российских предприятий вроде бы недозагружены. И помочь им было решено аккурат после того, как Артем Чайка, сын генпрокурора, и без того крайне успешный бизнесмен, стал владельцем крупной соледобывающей компании.

Что такое соль в структуре расходов даже самых необеспеченных слоев населения? Копейка, полушка. Ну а с миру по нитке, получается неплохо. Особенно, если после устранения главных конкурентов производимый товар на глазах начинает расти в цене.

Остается порадоваться за семью нашего главного блюстителя законности: дети генпрокурора явно росли на неплохой советской литературе. Во всяком случае, замечательная книжка Николая Носова "Незнайка на Луне" усвоена не просто хорошо, а буквально: там, среди прочего рассказывается, как с помощью государственных механизмов монополизируется производство соли. Написанная на излете хрущевской оттепели как сатира на дикие нравы капитализма, эта книга с каждым днем все более актуальна в современной России.

Родственный интерес

Вопрос, что стоит на очереди в санкционный список, не теряет своей актуальности. Никаких политических последствий эмбарго нет и не предвидится. Крым, конечно, никто не признает российским, зато лучшие люди страны подзаработают на нас. Этой цели уже никто особенно и не скрывает. Причем, способы могут быть разные - почему только санкции? Вот недавно губернатор Псковской области Турчак добивался 60-процентных пошлин на электронику. Разумеется, тут же обнаружилось, что семья губернатора имеет непосредственное отношение к производству этой самой электроники.

Другими словами, о государственных интересах, импортозамещении и поддержке отечественного производителя гораздо чаще вспоминается, когда производитель этот близок к российским властям. Причем часто - родственно близок. Вряд ли соль в моем чемоданчике заместит сыр, но можно уверенно сказать, что еще долго мой багаж не будет возвращаться из загранкомандировок пустым, и ассортимент в нем будет только расширяться.

Автор: Александр Плющев - журналист, интернет-эксперт, популярный блогер и радиоведущий. Автор еженедельной колонки на DW. Сайт Александра Плющева:plushev.com, Twitter:@plushev

Смотрите также:

Контекст