1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Константин Эггерт

Комментарий: Смутный образ России

Россиянам все еще сложно сформулировать, в какой стране они живут, считает российский журналист Константин Эггерт в специальном комментарии для DW.

"Я была в шоке!" - моя хорошая знакомая повторила эту фразу несколько раз. На днях она присутствовала на опросе фокус-группы в одном из крупнейших российских социологических центров. Целью экспертов было выявить отношение к стране и миру граждан (в данном случае - москвичей) в возрасте от тридцати до сорока пяти лет с высшим образованием. В сущности, это те самые молодые профессионалы, на которых так часто возлагают надежды по части светлого будущего России.

Радость от присоединения территорий

С точки зрения моей приятельницы, будущее это вовсе не такое светлое, как можно было бы подумать, учитывая состав фокус-группы. Несколько часов работы выявили, что взгляды на мир опрошенных, по сути, мало чем отличаются от тех, которые предлагают своей аудитории государственные телеканалы.

Константин Эггерт

Константин Эггерт

Главные враги России - Украина и Америка, главное достоинство государства - "когда все его боятся", главная радость - приращение территорий. Участникам группы было предложено изложить наиболее позитивный, с их точки зрения, сценарий развития России в ближайшем будущем. Они практически моментально назвали возвращение Аляски в качестве самой желанной мечты. Как сказала одна из опрашиваемых, после присоединения Аляски "у нас сразу станет много дешевой рыбы".

Сало, бомба и домик

Моя подруга сказала, что лишь один раз вся фокус-группа буквально впала в ступор. Участникам предложили придумать и нарисовать символы нескольких упомянутых в опросе государств. С Украиной проблем не было: протухшее сало, свирепые рожи с вислыми усами, свастика. Америка предстала в основном в виде разных видов оружия и боеприпасов, отображавших ее агрессивную, по мнению участников опроса, сущность. Но самая главная проблема возникла у группы с символом России.

Пара человек неуверенно нарисовала дом. Из остальных мало кто мог что-то изобразить. С точки зрения социологов и моей знакомой, это было самое удивительное. Молодые образованные люди оказались бессильны описать страну, в которой они живут. "Это и был самый неприятный сюрприз, - резюмировала знакомая. - Получается, мы не знаем, кто мы такие".

Народный логотип

В середине февраля Федеральное агентство по туризму объявило всероссийский конкурс на туристические логотип и девиз для России. Предыдущий логотип - сине-красная надпись разными шрифтами "Моя Россия" (или "My Russia" по-английски) сопровождалась призывом "Открой свою Россию!"

Привлекательный слоган, представляющий Россию как страну безграничных возможностей, тем не менее тоже не отвечает на вопрос: какая же она для своих граждан. Новые логотип и девиз выберут в июле из предложений, присланных не PR-агентствами, а обычными людьми. Это делает конкурс особенно интересным.

"Покрась свой забор!"

На самом деле, вопросом "Что есть Россия?" задалась в середине девяностых годов группа советников тогдашнего главы государства Бориса Ельцина. Среди них были правовед Михаил Краснов, социолог Георгий Сатаров, экономист Леонид Смирнягин. "Почему-то считается, что Ельцин нам поручил "разработать национальную идею", - рассказывал мне Георгий Сатаров. - Это не так. Борис Николаевич просил нас собрать и проанализировать то, что пишут о состоянии российского общества. Он хотел понять, есть ли в общественной дискуссии нечто, что помогло бы ему сформулировать, как он сам говорил, "идею для России".

По словам Сатарова, группа кремлевских экспертов сама для себя сформулировала следующий простой девиз: "Покрась свой забор!". По сути они призвали граждан взять на себя отвественность за свою жизнь, начав с малых дел. Однако в середине девяностых общество еще не ощущало особой потребности в объединяющей идее. Большинство было озабочено выживанием в новых условиях. Меньшинство - хотя и значительное - наслаждалось внезапно обретенной свободой и казавшимися безграничными новыми возможностями.

Идея или идеология?

К концепции "национальной идеи" вернулись в эпоху правления Владимира Путина. Причем слово "идея" все чаще заменяют на слово "идеология" и ссылаются на якобы положительный опыт СССР. Последние 10 лет, а особенно со времени возвращения Владимира Путина в Кремль в 2012 году, государственное телевидение, министерство культуры, другие государственные и окологосударственные институты активно развивают новую старую концепцию "Россия - осажденная крепость".

В ней интересы государства всегда выше интересов общества, а критика власти приравнивается к национальному предательству. Успехи продвижения этой концепции налицо (достаточно вспомнить фокус-группу, за которой наблюдала моя знакомая). Но при этом граждане, судя по многочисленным социологическим опросам, по-прежнему доверяют только родным и близким друзьям, почти не участвуют в волонтерской деятельности и благотворительности (в сравнении с Европой и США) и абсолютно не доверяют государственным институтам, кроме президента и армии.

Получается, что за двадцать пять лет постсоветской истории общество так и не смогло сформулировать для себя привлекательной идеи настоящего и будущего. Патерналистское сознание большинства россиян еще долго будет отказываться признать, что красить свой забор нужно самому, не надеясь на государство. Национальные идеи вообще вызревают медленно. Хотя меньшинство уже успело провести покраску забора, и даже не один раз. Вопрос в том, когда оно станет примером для большинства.

Автор: Константин Эггерт, российский журналист, обозреватель радиостанции "Коммерсант FM"