Комментарий: Сегодня в Страсбург иск подаст, а завтра - Родину продаст | Авторская колонка Александра Плющева | DW | 16.12.2015
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Александр Плющев

Комментарий: Сегодня в Страсбург иск подаст, а завтра - Родину продаст

Зачем предоставлять россиянам возможность отстаивать свои права за рубежом, если у нас - самая правильная страна? Комментарий Александра Плющева специально для DW.

Зал заседаний ЕСПЧ

Зал заседаний ЕСПЧ

Россия терпела долго - 17 лет. 17 лет Европейский суд по правам человека выносил решения в пользу российских граждан, недовольных действиями российских же властей. Последние на ЕСПЧ ворчали, предлагали как-то ограничить количество исков и необходимость выплат, но при этом исправно платили: беженцам, нацболам, жертвам милицейского и чиновничьего произвола и другим гражданам, к искам которых отечественные судьи обычно остаются глубоко равнодушны.

Александр Плющев

Александр Плющев

Никакого верховенства международного права над российским законодательством при этом не было. Ни формально, ни фактически. К пересмотру дел на родине, увольнению, не говоря уж об осуждении виновных в нарушении прав человека, решения ЕСПЧ не приводили. С выплатами необременительных компенсаций, присуждаемых пострадавшим, российский Минфин справлялся. Правда, не торопясь: средняя продолжительность исполнения решения ЕСПЧ - около десяти лет.

Не наносила деятельность этой международной инстанции и никакого ощутимого репутационного ущерба. Ну, подумаешь, Россия все время фигурировала в числе лидеров по количеству жалоб. Но в расчете на душу населения была в третьем десятке!

Полезный и вредный ЕСПЧ

А однажды ЕСПЧ очень даже пригодился Кремлю. В 2011 году суд удовлетворил иск ЮКОСа, но лишь частично. Страсбург признал нарушение нескольких положений Конвенции о правах человека, но не нашел в деле ЮКОСА политической подоплеки. Уполномоченный российского правительства в высших судебных инстанциях Михаил Барщевский назвал тогда решение ЕСПЧ "колоссальной победой".

Бомбой замедленного действия стал отложенный тогда вопрос о компенсации пострадавшим акционерам компании. В 2011 году об этом мало кто задумывался - колоссальная политическая победа куда важнее, да и баррель стоит $110, прогнозы благоприятные, как-нибудь утрясем!

Не утряслось: спустя три года ЕСПЧ принимает решение о выплате 1,86 миллиарда евро акционерам ЮКОСа и отклоняет российскую апелляцию. А баррель к тому времени был уже вдвое ниже, плюс кризис и санкции. Два миллиарда - это, конечно, не смертельно, да и если традиционно растянуть на 10 лет, не страшно, но понятно, что это был только первый и крайне неприятный звоночек.

Летом 2014 года - еще один, совсем уж оглушительный удар: международный арбитраж в Гааге принимает оглушительное решение, обязывая Москву выплатить акционерам ЮКОСа 50 миллиардов долларов.

Спасительная соломинка

Закон, подписанный 14 декабря Владимиром Путиным - соломинка, за которую пытаются ухватиться российские власти, чтобы избежать колоссальных выплат. Придумывание новых правил по ходу игры - любимая забава внутренней политики - постепенно переносится и на международную. И в случае с ЕСПЧ, и в случае с гаагским арбитражем, Россия добровольно взяла на себя обязанность исполнять их решения. И формально никто от этого не отказывается. Но, дескать, мы же не знали, что ваши решения будут противоречить российской Конституции.

Нашему Конституционному суду не занимать талантов, чтобы найти противоречия Основному закону в чем угодно, хоть в букваре. Так что, простите, дорогие европейские партнеры, но, при всех обязательствах, никак не можем исполнить, защищаем интересы граждан. Причем, о неукоснительном исполнении российской Конституции заботятся именно те, кто за последние годы превратил этот небольшой и, скажем прямо, довольно скучный юридический документ в увлекательную научно-фантастическую брошюру.

Власти, которые обычно безучастны к интересам людей, охотно вспоминают о них, когда ими можно объяснить удобные для них решения. Наши персональные данные защищают от вездесущих западных спецслужб, детей - от вредной информации, сирот - от иностранных усыновителей.

Никто не спрашивает граждан, кто лучше может защитить их права: российская Конституция или ЕСПЧ? Российские уголовные суды, выносящие 95 процентов обвинительных приговоров, сами толкают россиян в Страсбург, где картина прямо противоположная: по рассмотренным российским искам около 90 процентов решений принимаются в пользу истца.

Маски сброшены

Приняв закон о праве Конституционного суда признавать невозможным исполнение решений международных судов, Москва обещает не выходить из Совета Европы и соблюдать конвенцию по правам человека. Однако мотивация следовать этому обещанию с каждым днем становится все иллюзорнее.

Если уж не платить по-крупному, зачем размениваться по мелочам? Какой пропагандистский эффект может дать приверженность России международным нормам в области прав человека, если все маски давно сорваны? Уважение международных норм и обязательств после присоединения Крыма в России выглядит нелепым атавизмом, вроде хвостового отростка.

Нынешняя изоляционистская политика властей удачно сочетается с отчаянным нежеланием платить по проигранным искам. Зачем предоставлять россиянам возможность отстоять свои права за рубежом, ведь у нас самая правильная страна?

Когда отношения с Западом рассматриваются не иначе, как война, граждане, ищущие защиты в европейских инстанциях, не добиваются справедливости, а предают родину.

Автор: Александр Плющев - журналист, интернет-эксперт, популярный блогер и радиоведущий. Автор еженедельной колонки на DW. Сайт Александра Плющева: plushev.com , Twitter: @plushev