Комментарий: России Павленского и Шамсуарова обречены столкнуться | Россия и россияне: взгляд из Европы | DW | 28.05.2016
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Россия

Комментарий: России Павленского и Шамсуарова обречены столкнуться

Петр Павленский стал символом России, готовой буквально на все, чтобы покончить с Россией Руслана Шамсуарова, пишет Константин Эггерт. Комментарий российского журналиста специально для DW.

Петр Павленский

Петр Павленский в суде

Что общего между художником-акционистом Петром Павленским и сыном вице-президента "Лукойла" Русланом Шамсуаровым? Казалось бы, ничего, кроме гражданства и страны проживания.

Россия типажей

С одной стороны, мужественный борец с авторитарным режимом, готовый сесть в тюрьму ради своих убеждений. С другой - праздный молодой человек, соучастник опасной гонки по Москве на автомобиле стоимостью в 11 миллионов рублей, очевидно презирающий всех, стоящих на имущественной лестнице ниже его - включая полицию, которая устроила погоню за "золотой молодежью" на Mercedes. Однако нечто общее между двумя антиподами есть - это, с моей точки зрения, два важнейших типажа современной России.

Константин Эггерт

Константин Эггерт

Типажей, разумеется, много. Есть, например, образованный горожанин, растерянный, разрывающийся между лояльностью и желанием перемен, мечущийся между внутренней эмиграцией и отъездом в Прагу или Ригу. Есть государственный чиновник, понимающий, что дела в стране идут скверно, но при этом продолжающий твердить "Мы - государевы люди. Как скажут - так и сделаем". Но самый распространенный человеческий тип - индифферентный и покорный зритель государственного телевидения, представитель так называемого "путинского большинства", на поддержке которого и держится легитимность нынешней власти. Шамсуаров и Павленский - символы двух крайностей сегодняшней российской жизни.

Россия Шамсуарова

Сын функционера "Лукойла" - типичный представитель верхушки правящего класса. Класс этот не только управляет Россией, но одновременно ей владеет. Этих людей не очень много, но они убеждены в своем могуществе, в том, что "народ потерпит", что телевизионная пропаганда и лояльные силовики уберегут их от бед. Они занимаются благотворительностью (иногда масштабно и успешно), но на фоне системных проблем России - это лечение воспаления легких аспирином. А систему менять они не собираются - потому что они и есть система. Их дети, в отличие от отпрысков членов Политбюро (которых мне в детстве довелось повидать в моей центральной московской школе), не связаны узами показной "партийной скромности". Они живут в своем заколдованном богатством кругу, где приехать на концерт на "не той" машине - позор.

Россия Павленского

Миру Шамсуарова противостоит мир Петра Павленского - пока небольшая группа радикалов, готовых на все. Забудьте, господа, о белых ленточках и шариках, о смешных демотиваторах в Фейсбуке и горячем латте с маффином перед митингом протеста, куда вы принесли портреты академика Сахарова и Вацлава Гавела. Того самого Гавела, который почти сорок лет назад написал эссе "Сила бессильных", манифест центральноевропейского ненасильственного сопротивления коммунистической диктатуре. Того, чьим именем названа премия, которую Павленский передал не фонду Навального, не близким другого политзаключенного (скажем, Ильдара Дадина), не Сахаровскому центру и не "Мемориалу", а семьям так называемых "приморских партизан".

Контекст

Вы шокированы, господа из многочисленных советов оппозиции, обществ помощи заключенным и прочие граждане, не приемлющие насилие? Есть от чего. Человек-икона московской оппозиционной интеллигенции братается с группой людей, чья судьба причудливо сочетает в себе принадлежность к обычной в провинции криминализованной среде, нацизм, русский национализм, ваххабизм и чистой воды уголовщину. Именно этих людей подруга Павленского Оксана Шалыгина от имени художника назвала "товарищами по борьбе". Почитайте ее речь в Осло - это едва завуалированный призыв к вооруженной борьбе. Не знаю, что почувствовал оргкомитет премии, но покойный Гавел наверняка был бы в ужасе от этого выступления.

Россия Баадера-Майнхоф?

Все это уже было сто и больше лет назад, не так ли? "Уголовники как социально близкие", налеты на банки, "грабь награбленное".

Радикалов пока немного, но значительно больше, чем было лет пять назад. Они не хотят ничего менять. Они желают взорвать эту систему, этот мир правящей верхушки, в числе которой - семья Руслана Шамсуарова. Если нужно, они готовы сделать это с помощью "приморских партизан". Верхушка тоже ничего не хочет менять - потому что любое изменение, во-первых, подрывает привычный уклад, а, во-вторых, может быть воспринято как слабость. После протестов 2011-2012 года это стало для властителей России аксиомой. Каждый день власть перекрывает обществу очередной клапан для выпуска пара. Одни отчаиваются, другие уезжают, но немногие от отчаяния переходят к идее революционного насилия. Боюсь, таких будет все больше, а тех, кто все еще надеется на выборы и "революцию достоинства" украинского образца - все меньше. Вина в этом власти будет несомненна и огромна. Трагедия, которая может постигнуть Россию, от этого не станет меньше.

Лет десять назад один друг, в прошлом журналист, а ныне - успешный инвестбанкир, спросил меня: "Как ты думаешь, возникнет ли в России нечто вроде группы Баадера-Майнхоф, "Красных бригад" и иже с ними?" Дорогой N! Думаю, очень скоро мы получим ответ на твой вопрос. И я не думаю, что он нам понравится.

Автор: Константин Эггерт - российский журналист, ведущий программ телеканала "Дождь". Автор еженедельной колонки на DW. Константин Эггерт в Facebook: Konstantin von Eggert

смотрите также:

Контекст