1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Константин Эггерт

Комментарий: Росгвардия против "рассерженных горожан"

Новое расширение полномочий силовиков и "поправки Яровой" свидетельствуют о том, что Кремль по-прежнему боится политически активных граждан, пишет Константин Эггерт специально для DW.

Государственная дума в пятницу, 24 июня, в спешке приняла пакет антитеррористических законодательных поправок авторства депутата Яровой и сенатора Озерова, пусть и без наиболее скандальных, откровенно нарушающих конституцию статей. Добавим к этому беспрецедентное расширение полномочий наследницы внутренних войск - национальной гвардии, закон о создании которой был утвержден за два дня до этого. Полномочия Росгвардии теперь близки к полномочиям войск НКВД при Сталине.

Какие протесты?

При этом рейтинг президента по-прежнему парит в заоблачных высотах. Регулярные предсказания массовых протестов в связи с ухудшением качества жизни и потерей рабочих мест и не думают сбываться. Недавний доклад социологов для Комитета гражданских инициатив Алексея Кудрина вновь прогнозирует рост протестного потенциала, но при этом подтверждает - политических компонентов в этом протесте немного, что вполне предсказуемо: российские граждане боятся нарушить хрупкую стабильность.

Значительная часть новых законодательных поправок направлена на пресечение не только реальных террористических действий, но и любых, даже умеренных по характеру, выступлений против власти. В этом можно разглядеть противоречие: несмотря на высокую популярность исполнительной власти и лично президента Путина, Кремль не доверяет настроениям провластного большинства и продолжает закручивать гайки.

Константин Эггерт

Константин Эггерт

Это пугающее меньшинство

На самом деле, никакого парадокса тут нет. Нынешнее российское руководство считает, что выучило уроки конца восьмидесятых - начала девяностых годов, когда активное меньшинство, прежде всего жители двух столиц, плюс разнообразные "национал-демократы" на окраинах империи свергли коммунистическую власть. Доводы о распаде советской экономической системы, изжившей себя идеологии, непомерности военных расходов и общей усталости людей от системы, которая перестала выражать их интересы, отвергаются с порога.

Для нынешней власти существует только одно объяснение: Горбачев и компартия проиграли, потому что были недостаточно жесткими в подавлении оппозиции. Украинские события 2004 и 2013-2014 годов, московские протесты зимы-весны 2011-2012 лишь укрепили Кремль в этом убеждении. Нынешний раунд законодательных запретов - еще одно доказательство того, что именно активного меньшинства в Кремле по-прежнему боятся больше всего.

После "Думы бизнесменов" - "Дума бюджетников"

Десятки миллионов "пропутинского большинства" и не думают пока бунтовать, по крайней мере, в обозримой перспективе. А если бы и стали, то и прежних полномочий внутренних войск для подавления протестов вполне хватило бы. Создание Росгвардии и угроза лишать российского гражданства (пусть пока нереализованная) выглядят, скорее, как сигнал тем активным гражданам, которым активно не нравится политическая ситуация в стране: "У нас все под контролем. Даже не надейтесь, что вам удастся "раскачать лодку!""

Этим же целям служит отбор кандидатов в депутаты Государственной думы. Социолог Александр Кынев назвал будущий парламент "Думой бюджетников". Отсечение представителей регионального и федерального бизнеса от выборов по партийным спискам и в одномандатных округах показывает: состоятельных людей власти считают потенциально опасными, сколько бы они ни клялись в верности режиму.

Если Вы владелец сети автосалонов или торговец лесом с состоянием в 20-50-100 миллионов долларов, то, с точки зрения администрации президента, Вы изначально менее лояльны власти, чем учительница из Воронежа или заводской мастер из Челябинска с доходом в 15-20-30 тысяч рублей в месяц. Ведь с приходом в Думу они получат депутатскую зарплату, квартиру в Москве, дипломатический паспорт и возможность вершить судьбу страны - и будут за это бесконечно благодарны тем, кто их вознес на такие высоты.

По чьим правилам играем?

Писатель и телеведущий Александр Архангельский уже назвал наступившую в России эпоху новым изданием опричнины Ивана Грозного. При ней правила, пусть и жесткие, существуют только для тех, кто уполномочен политическим режимом карать и миловать - то есть для войска и дворянства (в современном варианте - для силовиков и высшей государственной бюрократии).

Для всех остальных жизнь может казаться чуть более свободной, чем для самих опричников, но она абсолютно непредсказуема. Сегодня тебя выпускают за границу, а завтра - нет. Сегодня разрешают провести митинг, а завтра тащат в "автозак" за игру на виолончели в центре Москвы. Сегодня дадут 15 суток, завтра передумают и "выпишут" 15 лет.

Даже если предположить, что после президентских выборов 2018 года Владимир Путин займется радикальными экономическими преобразованиями (это крайне маловероятно, но в условиях нехватки денег может оказаться единственно возможной стратегией), то никакой политической либерализацией это сопровождаться не будет. Напротив, силовой аппарат полностью мобилизуют на защиту такой "авторитарной модернизации".

Сегодня кажется, что "новая опричнина" продлится бесконечно долго. Это не так. У выброшенного на обочину меньшинства в этих условиях есть два выхода. Можно эмигрировать. К этому власти активно подталкивают городской средний класс и бизнес. Многие так и поступают. Но можно проигнорировать политические правила игры, навязанные властью, и начать писать свои собственные по принципу "Если вы с нами не считаетесь, то мы с вами тоже считаться не будем". Нечто похожее, в очень скромных масштабах, случилось протестной зимой 2011-2012 годов. Нет никакой гарантии, что такой сценарий не повторится вновь - в намного менее благоприятных для Кремля условиях.

Автор: Константин Эггерт - российский журналист, ведущий программ телеканала "Дождь". Автор еженедельной колонки на DW. Константин Эггерт в Facebook: Konstantin von Eggert
Смотрите также:

Контекст