1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Мнения

Комментарий: Путин-2008 – одним сценарием меньше

Что общего имеют "нефтяной конфликт" между Москвой и Минском и президентские выборы в России? На первый взгляд немного, однако он исключает один из сценариев о роли Путина после 2008 года, считает Инго Маннтойфель.

default

Инго Маннтойфель

Инго Маннтойфель, главный редактор DW-WORLD.DE и руководитель русской онлайн-редакции "Немецкой волны"

Давно уже было ясно: 2007 год сыграет важную роль в политической жизни России. При этом никто не думал о развернувшемся "нефтяном конфликте" между Москвой и Минском и о европейских реакциях на него.

Главное внимание было сосредоточено на политической кульминации года - декабрьских выборах в Думу. А они должны стать важнейшим промежуточным пунктом на пути к президентским выборам марта 2008 года и дать первые ответы на вопрос "Что будет с Россией после Путина?"

Сценарии и варианты 2008 года

Существуют многочисленные сценарии развития событий, называются различные имена преемника Путина. Наиболее популярны три точки зрения:

Первая - после изменений в Конституции Путин останется президентом, хотя пока сам он активно отвергает такую возможность.

Вторая - Путин передаст президентскую власть избранному наследнику из своего ближайшего окружения (Медведеву, Иванову, Матвиенко, Собянину, Фрадкову и т.д.), а сам либо полностью уйдет из политики, либо будет не напрямую воздействовать на нее, заняв высокий пост в экономике (к примеру, во главе "Газпрома").

Третья версия более комплексная. По ней, Путин оставит пост президента России. Однако затем, после превращения России в парламентскую республику со слабой властью главы государства, он как лидер одной из партий, победивших в Думе ("Единая Россия"?) будет избран премьер-министром, который и получит фактическую власть. Одним из ответвлений этой теории является сценарий, согласно которому Путин уйдет с поста президента России, однако продолжит воздействовать на российскую и мировую политику с 2008 года в качестве президента российско-белорусского союзного государства.

Конец "союзного" сценария

Этот сценарий - Путин как могущественный президент российско-белорусского союза - стал после "нефтяного конфликта" между Москвой и Минском менее вероятным. С одной стороны, конфликт показал, что кремлевские стратеги путем повышения цен на российский газ и введения экспортной пошлины на поставки нефти в Белоруссию хотят поставить российские отношения с режимом Лукашенко на коммерческую основу. Тем самым Кремль продемонстрировал окончание особых условий для Белоруссии на основе соглашений Таможенного союза или Евразийского экономического сообщества. Многократно декларируемые заявления о российско-белорусском союзе имеют теперь ценность не большую, чем бумага, на которой они были написаны. Особо удивительным это не назовешь. Это знал каждый, кто независимо от официальных деклараций обращал внимание на натянутость отношений при встречах Путина и Лукашенко.

С другой стороны, с Лукашенко, подвергшимся атакам со стороны Москвы, невозможно создание союзного государства, в котором он бы допустил, чтобы Путин, став его президентом, продолжил свою политическую карьеру. Лукашенко и до этого слишком много требовал от России, а после газового и нефтяного конфликта между Москвой и Минском его требования могут ужесточиться. Тем самым этот "союзный сценарий для 2008 года" отпадает.

Или все же есть еще шанс?

При одном условии союзный сценарий был бы еще возможен. А именно, если бы нефтяной и газовый конфликт, который фактически затрагивает финансовый базис режима Лукашенко, привел бы к падению белорусского президента. С новым президентом, поддерживаемым Москвой, Путин, вероятно, смог бы смастерить соответствующее союзное государство. Однако последнее уже из области теорий заговора. Пока ясно одно: после конфликта с Минском 2007 год будет для России неделя за неделей все более захватывающим.

Инго Маннтойфель, главный редактор DW-WORLD.DE и руководитель русской онлайн-редакции "Немецкой волны"