1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Мнения

Комментарий: Путин в кругу политической семьи

В сентябре президент Путин дал понять, что он держит в руках все нити российской политики. В то же время круг его приближенных становится все более узким и закрытым, считает Инго Маннтойфель.

default

Ingo Mannteufel

Инго Маннтойфель, Инго Маннтойфель, главный редактор DW-WORLD.DE и руководитель русской онлайн-редакции "Немецкой волны"

В сентябре окончательно рассеялись малейшие сомнения в том, что господство Путина в России неограниченно. В разгар дирижируемой Кремлем подготовки партий к декабрьским выборам в Думу Путин назначает нового премьер-министра и новое правительство. Вряд ли он мог бы еще отчетливее показать, что выборы в Думу не имеют никакого влияния на политический курс России. Они могут превратиться в полнейший фарс.

Ограничение политического пространства

Уже давно было ясно, что перед выборами в Думу не может идти речи о свободном политическом соревновании между партиями и политиками на лучшее видение будущего России. Пространство для представления различных политических позиций и мнений в российских СМИ, прежде всего на телевидении, очень ограниченно.

Кроме того, само новое избирательное право, действующее крайне ограничительно, еще более препятствует политическому многообразию. В конечном итоге осталась только одна большая пропрезидентская партия, две маленькие пропрезидентские партии и фактически прирученные коммунисты. Лишь немногих из числа многочисленных оппозиционных партий и политиков пока еще терпят в Кремле. Но шансы, что им удастся преодолеть введенную 7-процентную планку на выборах в Думу, крайне незначительны.

Свободная от политики предвыборная борьба

С назначением нового правительства под руководством нового премьер-министра Виктора Зубкова была окончательно сведена к нулю дискуссия о конкретных политических проектах прежнего правительства. Потому что в новом старом правительстве отсутствуют как раз те три министра - Зурабов, Греф и Яковлев, - чья политическая деятельность могла дать толчок предвыборной борьбе в аполитичном в целом российском обществе. Новый премьер-министр может с чистой совестью отвести от себя недовольство в сторону бывшего правительства, или даже – как недавно было показано по телевидению – сам в острой форме критиковать его.

Политические дискуссии о лучших идеях развития российского общества, являющиеся отличительными чертами предвыборной борьбы в демократическом обществе, в этих условиях невозможны. Возникает вопрос: для чего, собственно, миллионы россиян должны морозным днем 2 декабря вообще выходить из своих домов и ставить крестики в избирательных бюллетенях? Ведь какого-либо воздействия на политику в стране и политическое руководство выборы все равно не окажут.

Замкнутый круг власти

Но с назначением нового правительства стало ясно не только то, что в России впредь не имеет смысла говорить о политике как о широком и открытом обмене мнений о будущем страны.

Еще нагляднее новое правительство демонстрирует тот факт, что круг власти в России стал более узким и все сильнее приобретает клановые черты. Анатолий Сердюков, зять нового премьер-министра, остался министром обороны. Татьяна Голикова, новый министр здравоохранения и социального развития – жена министра промышленности и энергетики Виктора Христенко. Дмитрий Козак, один из давних приближенных Путина, возвратился с Северного Кавказа, чтобы занять должность министра регионального развития. Правительство все больше напоминает старый семейный и дружеский круг, причем это вовсе не означает, что все должны понимать и любить друг друга.

Общеизвестно, что кумовство создает благоприятные предпосылки для коррупции и личного обогащения. Но даже если в данном случае речь об этом не идет, новая перестановка кадров свидетельствует еще и о другом: правящая кремлевская элита, стоящая за президентом Путиным, доверяет все меньшему числу людей. Она закрывается в собственной скорлупе и приобретает окопную ментальность. В таких условиях появление новых идей и инноваций становится фактически невозможным. Вместо этого на первый план выходит задача сохранения собственной власти. Ответить на вопрос, как долго эта система может функционировать, должны эксперты и политтехнологи, но они в данный момент более охотно обсуждают имя будущего президента.

Инго Маннтойфель, главный редактор DW-WORLD.DE и руководитель русской онлайн-редакции "Немецкой волны"