1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Россия

Комментарий: Путинский эффект Сочи

Путин ждал, что зимняя Олимпиада в Сочи станет его международным триумфом. В действительности все вышло наоборот, считает Инго Маннтойфель.

Незадолго до начала зимних Олимпийских игр в Сочи российский президент Владимир Путин вполне мог бы понять, что чувствовала несколько лет назад Барбара Стрейзанд. В 2003 году известная американская певица и актриса подала иск против фотографа, заснявшего с воздуха ее дом в Калифорнии. Таким образом она хотела предотвратить распространение фотографии. Однако именно благодаря громкому судебному процессу фото ее дома оказалось в центре внимания СМИ.

С тех пор в среде пиарщиков и журналистов существует понятие "эффект Стрейзанд", когда попытки скрыть или уничтожить нежелательную информацию имеют противоположный результат и скандальные факты привлекают еще большее внимание общественности. Похожее явление теперь связано и с именем президента Путина: эффект Сочи.

Игры Путина

Инго Маннтойфель

Инго Маннтойфель

Когда почти десять лет назад российский президент начал изо всех сил хлопотать о том, чтобы Сочи получил право проводить Олимпиаду 2014 года, у него перед глазами была четкая цель. Мир должен был увидеть, что через двадцать лет после распада Советского Союза новая Россия под его руководством превратилась в современное и успешное государство. Еще на стадии планирования было понятно, что речь пойдет об инфраструктурном мегапроекте стоимостью в несколько миллиардов долларов. Но Путина это не остановило: на родине и за рубежом Олимпиада в Сочи должна была создать образ сильной и современной России. Она должна была стать триумфом его России.

Однако, как и Барбара Стрейзанд с ее судебным разбирательством, Путин добился противоположного эффекта. Вместо хвалебных гимнов в адрес России звучит резкая критика со стороны мирового сообщества. С приближением Олимпийских игр в Сочи негативные стороны России привлекали все большее внимание СМИ.

Судя по всему, миллионы газетных статей, теле- и радиорепортажей, комментариев в интернет-изданиях, вышедшие по всему миру, на примере подготовки к сочинской Олимпиаде высветили проблемы сегодняшней России: коррупцию, самоуправство государственных чиновников, произвол в госструктурах, нарушения прав человека, разрушение окружающей среды, цензуру в СМИ, гомофобные законы, нарушение прав рабочих-мигрантов, этнические конфликты на Северном Кавказе, недостатки инфраструктуры и многие другие. Конечно, такие сообщения появлялись и раньше. Просто благодаря Олимпиаде их количество резко возросло. При этом не интересующаяся политикой аудитория смогла наглядно увидеть, как обстоят дела в современной России. Эти проблемы останутся в памяти международного сообщества наряду с впечатлениями от самих Игр и воспоминаниями о победителях.

Мегапроекты всегда рискованны

Большие инфраструктурные проекты, без всяких сомнений, всегда сопряжены с риском. Немцам сразу приходит на ум новый международный берлинский аэропорт-долгострой. А потому несправедливо и большинство критических нападок на россиян, которым с болью в сердце приходится смотреть, как международная общественность насмехается над их страной. Ведь несмотря на всю обоснованную критику Сочи как олимпийского проекта, после распада Советского Союза в России в целом определенно произошли изменения, в том числе с экономической и технической точки зрения.

И все же один результат Олимпийских игр Путин не предусмотрел: вместо того чтобы улучшить имидж страны, они более четко обозначили ее проблемы. Теперь у этого явления есть новое название: эффект Сочи.

Инго Маннтойфель, руководитель отдела Восточной Европы и главный редактор русской редакции DW

Аудио- и видеофайлы по теме