1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Олег Кашин

Комментарий: Противостояние вокруг "Торфянки" - управляемый конфликт

Обыски и задержания противников строительства храма в московском парке "Торфянка" выводят затянувшийся конфликт на новый уровень. Специальный комментарий Олега Кашина для DW.

Плакаты с Евангелием от Матфея и с надписью Мы не против храмов, мы против храмов в парках!, участники протеста против строительства храма

Протесты против строительства храма в парке "Торфянка" длятся больше года (фото от 26.06.15)

Управляемый конфликт - термин из конспирологических теорий. И как-то всегда так получается, что если кто-то его упоминает, то дальше в разговоре обязательно прозвучат и масоны, и Ротшильды, и весь прилагающийся к этому комплект. Но, даже если без масонов, как еще назвать ситуацию, когда, например, насмерть дерутся двое с ножами, а рядом стоит полицейская машина, из которой, не вмешиваясь, за происходящим с интересом наблюдает дежурный наряд? Это драка, которую полиция не разнимает, хотя, может, это именно управляемая драка. Как и знаменитая "сучья война" в послевоенных советских лагерях, когда лояльные лагерной администрации уголовники воевали с приверженцами старого "воровского закона", а гулаговские власти не только не препятствовали, но даже и поощряли взаимное уничтожение заключенных.

Конфликт, который никто не остановил

Ситуацию вокруг парка "Торфянка" на северо-востоке Москвы тоже можно назвать управляемым конфликтом. Борьба за парк продолжается больше года. За это время у власти было множество возможностей остановить противостояние, но она ими демонстративно не пользовалась, как будто делая все, чтобы конфликт разгорался и не затухал. Опыт споров между местными жителями и застройщиками в Москве еще со времен мэра Юрия Лужкова накоплен огромный: и митинги, и блокирования стройплощадок, и народные сходы давно стали обыденностью на столичных окраинах. Власть и застройщики обычно легко справляются со спорными ситуациями, переводя их из плоскости уличного противостояния в стандартное забалтывание публичных слушаний.

Олег Кашин

Олег Кашин

С "Торфянкой" все было строго наоборот. Уже на начальной стадии конфликта митинги противников строительства разгоняла полиция. Потом появилось православное движение "Сорок Сороков", агрессивно отстаивающее стройку, а на сторону протестующих встали представители так называемых системных партий, прежде всего "Яблока" и КПРФ. И хотя патриарх Кирилл еще в июне прошлого года призывал верующих устраниться от конфликта, процесс уже было не остановить. На окраине Москвы образовался центр непрерывного противостояния, которое никто и не хотел прекращать.

Запоздалое вмешательство властей

Понятно, что "Торфянка" - не обычный эпизод точечной застройки. Строится не жилой дом, строится храм, а это уже не просто конфликт жителей с застройщиком, а спор на болезненную для нынешней России религиозную тему. Но тем сильнее ощущение искусственности происходящего: у власти есть множество способов уговорить системных политиков перестать участвовать в борьбе за парк, а их оппоненты из "Сорока Сороков", где тон задают футбольные фанаты, вполне восприимчивы к "профилактическим" беседам с полицией и спецслужбами. Но, несмотря на это, ни одну из сторон власть не одернула - как будто ей было выгодно иметь этот незатухающий очаг гражданского конфликта, за год превратившийся в важную точку на протестной карте Москвы.

Контекст

В этом смысле обыски и задержания защитников парка парадоксальным образом выглядят не как эскалация конфликта, а, напротив, как то самое вмешательство властей, которое спустя более чем год наконец-то может остановить затянувшееся противостояние. Так выглядит стандартное российское "принуждение к миру" в формате "болотного дела", когда неожиданные точечные аресты обрушивают всю протестную активность и демотивируют всех, кто остался на свободе. Это может быть плохой новостью и для "Сорока Сороков" - когда в дело вмешивается полиция, общественным активистам, пусть и православным, здесь не место. Самым эффектным развитием событий вокруг "Торфянки" стали бы, конечно, симметричные обыски у футбольных фанатов, но, скорее всего, они просто тихо растворятся за пределами публичного поля - если противники храма побеждены, то отпадает потребность и в его защитниках.

И еще один парадокс "Торфянки" - репрессии против противников возведения церкви совсем не значат, что она будет построена. Строительство зависит от общих перспектив программы "200 храмов", от материального положения РПЦ, только что перенесшей серьезный удар с банком "Пересвет", и от многих других факторов. Уличное противостояние решающим фактором в этой истории не было никогда. Люди просто конфликтовали почти полтора года, власть с интересом за ними наблюдала, а теперь вмешалась. Храма в этом сюжете просто нет.

Автор: Олег Кашин - независимый журналист и писатель, основатель и главный редактор информационного ресурса kashin.guru. Автор еженедельной колонки на DW. Олег Кашин в Facebook: Oleg Kashin

Смотрите также:

Контекст