1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Экономика

Комментарий: Протекционизм от глобализации не спасет

Для свободной торговли 2016-й был плохим годом. Заговорили даже о конце глобализации, и многие сочли это хорошей новостью. Но ничего хорошего в этом нет, считает Хенрик Бёме.

Как выглядел бы конец глобализации? Ну, например, так: производитель спортивной одежды и обуви Adidas, в прошлом - один из первопроходцев в деле переноса производства в страны с дешевой рабочей силой, возвращает его обратно в Германию. Казалось бы, хорошая новость для немецкой экономики. Но это не так. Почему?

Избранный президент США Дональд Трамп выиграл выборы, в частности, потому, что обещал вернуть в Америку рабочие места - главным образом из Китая и Мексики. Для многих - прежде всего, для тех американцев, которые сидят без работы или кое-как перебиваются на нескольких плохо оплачиваемых работах - это тоже звучит как хорошая новость. Но и она таковой не является. Почему?  

За свободную торговлю еще Ганза выступала

Оба примера связаны с ключевым словом "глобализация". В последние годы оно стало чуть ли не ругательным. А ведь и международное разделение труда, и трансграничные производственные цепочки, и порождаемые всем этим глобальные товарные потоки вовсе не являются изобретением неких неолиберальных радикал-капиталистов.

Хенрик Бёме

Хенрик Бёме

Еще в середине 12-го века северогерманские купцы осознали, что отстаивать экономические интересы выгоднее совместно и что торговле способствует прозрачность границ. Так что Ганзейский союз вполне можно считать первым в мире соглашением о свободной торговле. Ганза позволила странам Западной Европы обменивать готовую продукцию на сырье из северных регионов сегодняшней России.

С тех далеких времен международная торговля и экономические взаимосвязи значительно расширились и углубились. Технологический прогресс позволил целому ряду так называемых развивающихся стран стать крупными производственными площадками. Конечно, многие предприятия там принадлежали и принадлежат концернам из индустриально развитых стран: эти компании всегда стремились к максимизации прибыли путем снижения производственных издержек.

Плюсы и минусы глобализации

Однако совершенно бесспорно: благодаря глобализации почти миллиард людей на планете сумел вырваться из нищеты. Другой положительный эффект: для жителей индустриально развитых стран многие товары и услуги стали существенно дешевле и доступней.

Впрочем, столь же бесспорными являются и многочисленные теневые стороны глобализации. Бедные страны столкнулись с бесчеловечными условиями труда, жестокой эксплуатацией, даже рабством. А в индустриально развитых странах люди стали терять работу, потому что где-то далеко за нее можно было платить намного меньше. Так появились отстающие, брошенные на произвол судьбы. Они стали считать себя жертвами глобализации - и отдали голоса Дональду Трампу, потому что он обещал вернуть назад их рабочие места.

Ползучий демонтаж системы свободной торговли

Конечно, подобные умонастроения возникли не в минувшем 2016 году. На самом деле ползучий демонтаж системы свободной торговли идет уже с 2007 года, со времени начала всемирного финансового кризиса. И хотя с тех пор страны "большой двадцатки" на каждом своем саммите неизменно обещают содействовать свободной торговле и снижать торговые барьеры, на самом деле они действуют ровно наоборот.

Всемирная торговая организация (ВТО) насчитала с 2008 года более 2000 новых торговых барьеров, мелких и крупных. А Международный валютный фонд (МВФ) установил, что с 2012-го по 2015 год темпы роста международного обмена товарами и услугами были в два раза ниже, чем в среднем в период после 1960 года.    

Провал TTIP - победа антиглобалистов           

Зато явно возросла решимость политиков в разных странах защищать национальную экономику, отечественных производителей. Подобные действия обозначаются нехорошим словом протекционизм. Но ни один министр экономики Германии, запрещающий китайскому инвестору покупку высокотехнологической немецкой компании, не станет, естественно, его употреблять. Вместо этого заводят речь о соображениях безопасности или утверждают какие-то новые правила. Таковы более утонченные формы протекционизма.   

Короче, ничего особо нового 2016 год в этом отношении не принес. Тем не менее, он может войти в историю именно как год начала конца глобализации. В том числе из-за фактического провала TTIP - соглашения о создании Трансатлантической зоны свободной торговли, переговоры о котором ЕС и США вели весьма халтурно. Это соглашение стало главной мишенью антиглобалистов, против него устраивались многочисленные демонстрации. (Из-за бойни в Алеппо никто выходить из своего оазиса благополучия на улицу не захотел).

Протекционизмом обычно прикрывают собственные упущения

Что же касается протекционизма, то он - в этом подавляющее большинство ученых едино, да и Дональд Трамп это рано или поздно тоже поймет - способен обеспечить разве что краткосрочные успехи. На самом же деле им обычно просто прикрывают собственные упущения, заглушают неудобные вопросы. А именно: Что надо сделать для того, чтобы на пути в новый, сложный мир не возникало отстающих? Как дать им необходимое образование, как обеспечить им социальную защиту?

Будущий хозяин Белого дома требует, чтобы iPhone впредь был made in USA. А сырье откуда будет поступать? А сколько этот айфон должен стоить? А кому он в таком случае будет по карману?

Пример того, что нас ждет

Нет уж, конец глобализации - совсем не радужная перспектива. Ни для индустриально развитых государств (и уж тем более для такой нации экспортеров, как Германия), ни для быстрорастущих экономик или развивающихся стран. Мировая история учит нас, что торговые барьеры ведут к снижению благосостояния.

Нашей планете, скорее, нужны справедливые правила торговли, чем раскручивание спирали протекционистских мер. (Двусторонние торговые соглашения, кстати говоря, планете тоже не нужны: они всегда несправедливы по отношению к третьим сторонам).

Но вернемся к Adidas и его кроссовкам made in Germany. У этого пилотного проекта имеется один весьма существенный недостаток: новая фабрика в Ансбахе на севере Баварии обойдется практически без рабочих, вместо них здесь будут трудиться роботы. Это в конечном счете сделает производство еще более выгодным, чем во Вьетнаме, где пока велика доля ручного труда. Вот почему эта новость не такая уж хорошая. Ни для вьетнамских, ни для немецких рабочих. Однако этот пример наглядно показывает, что именно нас ждет в скором будущем.              

Автор: Хенрик Бёме, экономический обозреватель DW

Смотрите также:

 

Контекст

Новости

Контекст