1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Иван Преображенский

Комментарий: Прокремлевские проекты теряют сексапил

Встреча лидеров ЕАЭС и СНГ в Сочи оказалась проходной. После 2014 года эти организации не распадаются, но и не работают, отмечает политолог Иван Преображенский.

Участники саммита в Сочи: президент Казахстана Назарбаев, президент Беларуси Лукашенко, президент РФ Путин и президент Молдавии Додон

Владимир Путин и отдельные участники встречи в Сочи: президент Казахстана Н.Назарбаев, президент Беларуси А.Лукашенко и президент Молдавии И.Додон (слева направо)

Саммиты двух главных постсоветских межгосударственных объединений вряд ли порадовали Кремль. Интеграция в СНГ и Евразийском экономическом союзе (ЕАЭС) происходит на уровне разве что пустых заявлений, о Таможенном союзе все начинают забывать, а вернуть в свою зону влияния страны вроде Молдавии пока не получается.

Кто НЕ приехал на саммит

Медиа любят порождать искусственные сенсации. Так вышло и с встречами постсоветских лидеров в Сочи. В некоторых изданиях акцент оказался сделан на том, кто не приехал к Владимиру Путину в гости. Между тем нет смысла обсуждать отсутствие украинского лидера Петра Порошенко на саммите СНГ - все и так ясно, учитывая уровень украино-российских отношений на фоне войны в Донбассе и аннексии Крыма.

В том, что не приехал и киргизский лидер Алмазбек Атамбаев, тоже нет сенсации. У него в стране 15 октября президентские выборы. Так что сейчас он предельно жестко контролирует этот процесс, доходя до того, что обвиняет соседний Казахстан в попытках вмешаться во внутренние дела Киргизии, а потом и вовсе покинет свой пост. Есть ли в этой ситуации смысл тратить время на пустые поездки в Сочи?  

Иван Преображенский

Иван Преображенский

Почему пустые? Да потому, что встречи лидеров СНГ и ЕАЭС превращаются сегодня - как в поздний период правления Бориса Ельцина - в формальные мероприятия, эдакий постсоветский президентский клуб, куда приезжают поговорить о жизни и выразить осторожное почтение российскому лидеру подписанием каких-нибудь предложенных им соглашений, которые всерьез никто не собирается выполнять.

В этот раз речь, в первую очередь, шла о подготовке к адаптации национальных систем ПВО к созданию "объединенной системы противовоздушной обороны", антитеррористическом сотрудничестве и сотрудничестве в области цифровых технологий. Всего документов было подписано аж восемнадцать.

Лукашенко взбунтовался

Эти ритуальные подписания пустых бумажек вызвали неожиданно откровенное возмущение белорусского президента, которому Владимир Путина даже отказал на этом саммите в личной встрече. "Это решения не нашего уровня - какие-то заявления и прочее! - театрально взорвался Александр Лукашенко. - Собираемся, делаем вид, что у нас все хорошо, а на самом деле эффективность очень низкая".

Более высокой могла бы быть, наверное, эффективность от визита белорусского лидера в Брюссель, куда его впервые лично зовут в ближайшее время принять участие в саммите "Восточного партнерства" - программы ЕС, созданной для сотрудничества с постсоветскими государствами.

И саму программу, и возможность поездки туда Лукашенко в России, которая в "Восточное партнерство" не входит, естественно воспринимают негативно. Сам факт постепенного потепления после 2014 года отношений Минска и Брюсселя вызывает у Кремля закономерную ревность. Можно сказать даже, что это иррациональный страх потери Беларуси.

Иррациональный потому, что экономическая ситуация у Лукашенко вроде бы не такая, чтобы он смог обойтись без постоянной российской экономической подпитки. В отличие, кстати, от казахского лидера Нурсултана Назарбаева, который пока вроде не фрондирует, но тоже дистанцируется по возможности от российского конфликта с Западом.

Кремль Молдавии не указ  

Не удается Владимиру Путину и "подтянуть" к постсоветской интеграции Молдавию. Одного избранного при поддержке Москвы президента Игоря Додона совершенно недостаточно. На родине его слово - вовсе не закон. Он приказывает не отправлять войска на совместные с НАТО учения, но военные слушаются не его, а правительство, ориентирующееся на ЕС, - и едут. Он обещает сделать свою республику наблюдателем при ЕАЭС - и не может это реализовать.

Контекст

В итоге, поездка Додона в Сочи оказывается совершенно бессодержательной. Он красиво рассуждает о том, что без России страны СНГ "расчленили бы на геополитической дыбе", но при этом никак не может решить проблему Приднестровья, ключи от которой очевидно хранятся в Москве.

На пустые обещания Додона Кремль отвечает демонстративными приглашениями его в качестве "шестого лишнего"  на встречу пятерки членов ЕАЭС. Но только для чего? Чтобы показать ему, что даже впятером другие постсоветские лидеры не в состоянии договориться и как можно быстрее ратифицировать единый Таможенный кодекс, который поставит остальных членов союза под экономический контроль Москвы? Или для того, чтобы всем было заметнее, что Додон представляет на этой встрече только самого себя, но никак не Молдавию, продолжающую держаться в стороне от интеграционных инициатив Кремля?

Таким образом, два слитых воедино постсоветских саммита лишь подтверждают то, о чем давно говорят эксперты. После 2014 года это пространство окончательно перестало быть единым. И попытки его склеить, даже при помощи экономических посул, как это пытается делать сейчас Россия, обречены на провал. У Кремля просто нет единого, одинаково привлекательного для всех соседей, проекта.

Автор: Иван Преображенский - кандидат политических наук, эксперт по Центральной и Восточной Европе, обозреватель ряда СМИ. Автор еженедельной колонки на DW. Иван Преображенский в Facebook: Иван Преображенский

Этот комментарий выражает личное мнение автора. Оно может не совпадать с мнением русской редакции и Deutsche Welle в целом.

Смотрите также: 

Контекст

Ссылки в интернете