1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Олег Кашин

Комментарий: Произвол чеченских властей превратился для России в обыденность

Судьба жителя чеченского села Кенхи Рамазана Джалалдинова до сих пор до конца неизвестна. О том, чем история маленького человека Джалалдинова важна для всего российского общества - Олег Кашин специально для DW.

Министр внутренних дел Чечни Алханов

По словам Джалалдинова, министр внутренних дел Чечни Алханов (на фото) пригрозил ему расправой

Трагическая история Рамазана Джалалдинова из чеченского села Кенхи не из разряда первополосных. О судьбе Джалалдинова вообще трудно рассказывать на привычном языке медиа, это больше похоже на мрачноватую экзистенциальную прозу: сожженный дом, публичное покаяние, регулярные исчезновения и последующие возвращения. Комментарии официальных лиц только усугубляют жуткое впечатление от происходящего.

Олег Кашин

Олег Кашин

Когда Джалалдинов исчез в начале ноября, Дмитрий Песков призвал ждать "сигналов" от его родственников - если они молчат, то, по мнению Пескова, все в порядке. Чеченский омбудсмен Нурди Нухажиев вообще предположил, что он "где-то мог упасть", да и вообще - о нем "если кто и вспоминал в Чечне, то только с иронией".

Сейчас можно считать, что Джалалдинов нашелся - если, конечно, этим словом можно описать ситуацию, когда пропавший человек звонит правозащитнице Ганнушкиной и просит его не искать. Россия, XXI век - как говорится, у нас своя атмосфера.

"Наверное, упал где-нибудь"

Пересказывая свой разговор с Джалалдиновым, Светлана Ганнушкина пишет, что его и его жену возили в Грозный, где замминистра внутренних дел Чечни Апти Алаудинов угрожал Джалалдинову, что если тот не замолчит, то его ждет судьба братьев Ямадаевых, правозащитницы Натальи Эстемировой и политика Бориса Немцова - то есть замминистра перечислил самых известных жертв политических убийств, в гибели которых общественное мнение (но не российские правоохранительные органы) обвиняет нынешние чеченские власти.

Понятно, что разговор с замминистра не был записан и считать его публичным признанием нельзя, но нет оснований и не верить Джалалдинову. Все громкие убийства из "чеченского" списка остаются безнаказанными, и любой, кто вступает сегодня в конфликт с властями Чечни, не может не думать о судьбе Ямадаевых, Эстемировой и Немцова.

При этом важно понимать, что Рамазан Джалалдинов не диссидент и не оппозиционер, его гражданские потребности не выходят за пределы "проблем родного села", о которых он много раз пытался сообщить сначала Рамзану Кадырову, а потом и Владимиру Путину. Политики в его жалобах не было, он говорил только о задержках зарплаты бюджетникам и о разрухе в селе после паводков и войны. Но этого хватило, чтобы Джалалдинов превратился в классическую персону "вне закона" - когда самым доброжелательным официальным комментарием к его исчезновению становится "наверное, упал где-нибудь".

"Группа риска" постоянно растет

Джалалдинов - маленький человек, затянутый в воронку, образовавшуюся задолго до него и без его участия. Просто за "громкими" убийствами неизбежно следуют "тихие". Если существует бесконтрольный репрессивный аппарат, то масштабы его деятельности обязательно будут увеличиваться, ведь в одном и том же состоянии эта система долго существовать не сможет, ей всегда надо расти.

Несчастья Рамазана Джалалдинова только потому и стали возможны, что кадыровскую полицейскую систему никто не одернул и не остановил год назад, или пять, или десять. Какие бы скандалы и трагедии с участием чеченских силовиков ни происходили, вместо наказаний Грозный получал новые федеральные деньги, новые геройские звезды, новые генеральские погоны. "Группа риска", в которую сначала входили только оппоненты Рамзана Кадырова, потом его критики внутри Чечни, потом критики откуда угодно, постоянно расширялась.

На месте Джалалдинова мог оказаться любой

Совсем недавно, как казалось, установился относительно устойчивый порядок, когда спастись от расправы было можно, публично извинившись перед Кадыровым. Маленький человек Джалалдинов оказался первым, чьи неприятности продолжились, несмотря на принесенные им извинения. Правила снова изменились, и за жизнь Джалалдинова уже вообще нельзя поручиться - даже если он бежал из Чечни и где-то скрывается.

Чеченская проблема в ее нынешнем виде, когда ее источником становится безнаказанность и бесконтрольность местных силовиков, давно стала рутиной. Даже суд по делу об убийстве Бориса Немцова, продолжающийся сейчас в Москве, уже не вызывает массового интереса и обсуждений.

Но чем обыденнее чеченские новости, тем они чудовищнее - привычное насилие, которое уже не воспринимается как исключение из правил, подвергает опасности не только конкретных жертв, но и все общество. Последнее молча соглашается с бесчеловечной практикой и само лишается какой бы то ни было защиты от нее. Гражданин России Рамазан Джалалдинов, у которого сожгли дом и отобрали паспорт, где-то прячется и рискует быть убитым. На его месте может оказаться любой россиянин.

Автор: Олег Кашин - независимый журналист и писатель, основатель и главный редактор информационного ресурса kashin.guru. Автор еженедельной колонки на DW. Олег Кашин в Facebook: Oleg Kashin

Смотрите также:

Смотреть видео 01:26

Обвиняемые в убийстве Бориса Немцова не признают вину (03.10.2016)

Контекст

Аудио- и видеофайлы по теме