1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Андрей Гурков

Комментарий: Провинциальные бюрократы погубили людей и формат "Парада любви"

Loveparade мог стать новым символом и новой визитной карточкой промышленно-пролетарской Рурской области, активно развивающей индустрию досуга. Однако за любое сложное дело всегда должны браться профессионалы.

default

Все, "Парада любви" больше не будет. Об этом его организаторы официально объявили на следующий же день после трагедии в Дуйсбурге. И правильно сделали: было бы кощунственным вновь устраивать веселье под брендом Loveparade, который отныне всегда будут ассоциировать со смертью 20 молодых людей.

У Германии имеется теперь своя Ходынка. Загублены человеческие жизни, но загублена и прекрасная идея. А вместе с ней (если взглянуть на случившееся с сугубо экономической точки зрения, что дается нелегко) похоронен еще и чрезвычайно успешный с маркетинговой точки зрения формат массового мероприятия. Ведь зрелищ, способных собирать в одном месте порядка полутора миллиона человек, не только в Германии, но и на всей планете не так уж и много. Это - серьезный капитал в наш век коммуникаций, туризма и бурно растущей индустрии досуга.

Loveparade способствовал туристическому буму в Берлине

Твердо убежден, что регулярное проведение в 90-е годы прошлого века и в начале этого столетия "Парадов любви" в Берлине немало способствовало нынешнему туристическому буму в столице Германии. Речь совсем не о тех, кто раз в год приезжал от души поплясать на центральных аллеях города рядом с тем самым местом, где еще совсем недавно стояла Берлинская стена с колючей проволокой. Речь о том имидже молодого, веселого, незашоренного, открытого всему новому и необычному мегаполиса, который они непроизвольно помогали создавать и который в телерепортажах тиражировался повсюду в мире. Этот имидж сейчас сполна окупается реальными доходами города.

Поэтому отказ берлинских властей и дальше нести расходы, связанные с проведением ставшего уже культовым "Парада любви" (его участники, естественно, оставляли после себя много мусора и не всегда справляли нужду в отведенных местах), мне всегда представлялся крайне недальновидным и откровенно мелкотравчатым.

Новый импульс для депрессивного региона

В свою очередь идея перенести Loveparade из расцветающей столицы европейского масштаба в промышленно-пролетарскую Рурскую область с большим количеством депрессивных районов и быстро стареющим населением сначала удивила. Однако потом стало ясно: долгосрочная концепция состоит в том, что "Парад" каждый год будет проходить в другом городе и так постепенно станет доброй традицией и новой визитной карточкой целого региона, переживающего сложный структурный переход от угля и стали к высоким технологиям, сфере услуг и все той же индустрии досуга.

Провозглашенная в 2010 году "культурной столицей Европы" Рурская область, естественно, с радостью включила "Парад любви" в общую программу своих мероприятий. Loveparade мог стать еще одной яркой кульминацией этого праздничного года вслед за грандиозным мультикультурным пикником, состоявшимся за неделю до этого и собравшим на специально перекрытом автобане порядка трех миллионов участников.

Самоуверенность, гигантомания и дилетантизм

Почему беззаботная молодежная супертусовка переросла в катастрофу, предстоит выяснить следствию, после чего суд, хочется верить, назовет имена виновных и определит им меру наказания. Но уже сейчас складывается устойчивое впечатление, что власти Дуйсбурга, безмерно переоценив свои возможности, просто проявили вопиющий дилетантизм. Одно то, что они выбрали для проведения заключительного концерта "Парада любви" фактически замкнутое пространство с двумя узкими туннелями для входа и выхода, говорит об их поразительном непрофессионализме.

Год назад руководители вполне сопоставимого с Дуйсбургом Бохума отказались от проведения Loveparade, заявив, что их город слишком мал и не приспособлен для столь массового мероприятия. То ли из-за провинциальной гигантомании, то ли из-за бюрократической самоуверенности дуйсбургские начальники решили, что они с задачей справятся.

Так что уже сейчас один из главных уроков трагедии на "Параде любви" состоит в том, что в наш век больших возможностей и больших рисков за любое сложное дело должны браться профессионалы. Но они всегда дорого стоят. А у Дуйсбурга не было денег.

Автор: Андрей Гурков, экономический обозреватель Deutsche Welle

Редактор: Вадим Шаталин

Хроника

Контекст

Аудио- и видеофайлы по теме