1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Мнения

Комментарий: Президент Польши в Берлине нашел правильные слова

Президент Польши в своей речи в Берлине напомнил о начале Второй мировой войны и поддержал борьбу Украины за независимость. Он нашел верные слова, считает Марсель Фюрстенау.

Президент Польши Бронислав Комаровский

Президент Польши Бронислав Комаровский

В Европе идет необъявленная война. Говорить в этот момент о таком историческом событии, как начало Второй мировой войны 75 лет назад - значит, вступить на зыбкую почву. Особенно, если вспоминает об этой траурной дате поляк, выступая перед немецкими парламентариями. Но президент Польши Бронислав Коморовский с блеском справился с этой задачей. Он в самых подходящих выражениях оценил примирение между Польшей и Германией после 1945 года, говорил об "общности судеб" и "общности ответственности". Это были слова, отвечавшие важности исторической даты, но также и актуальной ситуации с аннексией Крыма и агрессивной политикой России по отношению к Украине. Критики - и не без оснований - упрекнут президента Польши в том, что в эту трагическую дату он должен был почтить и память миллионов советских граждан, павших жертвами войны, развязанной Гитлером. Но и это упущение лишь незначительно умаляет общее впечатление от его речи, которая при всех исторических ссылках была посвящена актуальной угрозе миру в Европе.

Фамильная история как зеркало европейской трагедии

Коморовский не мог, да и не пытался угодить всем. Будучи высшим представителем страны, которая в ходе истории неоднократно была жертвой дележа между агрессорами, он воспользовался возможностью, чтобы произнести пламенную речь в защиту свободы. Это был верный выбор, учитывая кризисы и войны в мире - на Украине, в Сирии, в Ираке. Все они - следствие нежелания учиться на опыте истории и недостатка свободы. Уже в силу своей фамильной истории Коморовский очень болезненно реагирует, когда правые или левые идеологи ставят под сомнение достижения эпохи просвещения или даже угрожают им. Его кредит доверия и его берлинская речь коренятся в польско-литовской истории его рода.

Марсель Фюрстенау

Марсель Фюрстенау

Предки Коморовского снова и снова оказывались между фронтами. Их раскулачивали, депортировали и просто убивали - то гитлеровские приспешники, то сталинские. А сам Коморовский за свою борьбу за свободу и человеческое достоинство не раз расплачивался тюремными сроками в коммунистической Польше. Этот "живой свидетель истории" - как назвал себя сам Коморовский - обладает достаточным моральным авторитетом, чтобы говорить с немецкими парламентариями о войне и мире. При этом он привел цитату своего коллеги, заслужившего не меньший моральный авторитет, бывшего президента Германии Рихарда фон Вайцзеккера (Richard von Weizsäcker): "Кто закрывает глаза на историю, тот не видит и опасностей настоящего".

Коморовский верит в НАТО, и это понятно

Коморовский не оставил ни малейшего сомнения в том, насколько он обеспокоен нынешними угрозами миру и свободе. В этой связи он напомнил крупным европейским державам об их ответственности. Это было оправданно, потому что слишком часто в прошлом Германия, Франция или Великобритания за своими собственными проблемами не видели общей картины. Понятно, что это тревожит Коморовского, тревожит Польшу с ее историей.

В этом контексте вполне логично, что Коморовский 75 лет спустя после начала Второй мировой войны отдал должное Североатлантическому альянсу как гаранту безопасности его родины и всей Европы. Конечно, в этот день в Берлине уместно было бы наряду с НАТО упомянуть и роль ООН в послевоенной Европе. Но, с точки зрения Польши, именно НАТО со всеми ее слабыми и сильными сторонами была главным гарантом безопасности после падения железного занавеса в 1989 году.

Автобан свободы: Берлин - Варшава - Москва. Пока это мечта

К сожалению, уместно усомниться в том, что в Москве речь Коморовского верно поймут. При этом все его мысли - это и приглашение Москвы к диалогу. В частности, Коморовский оценил процесс европейского единения "как способность к компромиссу". Разумеется при уважении существующих границ суверенных государств.

Коморовский избрал для своей мечты о мирной Европе, включающей и Россию, образ "автобана свободы". Он уже реально существует между Берлином и Варшавой. Но Коморовский мечтает об автостраде до Москвы. Одновременно он готов защищать отрезок между столицами Польши и Германии. Немецкие парламентарии разделяют эту мечту.

Автор: Марсель Фюрстенау, обозреватель DW

Смотреть видео 01:46

Новые базы НАТО появятся в Польше и странах Балтии (01.09.2014)

Аудио- и видеофайлы по теме