1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Никита Жолквер

Комментарий: Правящую коалицию поставили "на счетчик"

Фаворит канцлера только с третьей попытки стал президентом ФРГ. Это свидетельство шаткости власти Ангелы Меркель (Angela Merkel), считает обозреватель Deutsche Welle Никита Жолквер.

default

Федеральный президент - этот тот редкий случай, когда именно место красит человека. Кто бы ни избирался на этот пост, рано или поздно он завоевывал расположение людей: Вальтер Шеель (Walter Scheel) - пением, Карл Карстенс (Karl Carstens) - пешими походами, Рихард фон Вайцзеккер (Richard von Weizsäcker) - аристократической мудростью, Роман Херцог (Roman Herzog) - барочной надежностью, Йоханнес Рау (Johannes Rau) - умением очаровывать людей, Хорст Кёлер (Horst Köhler) - надпартийностью.

Месть канцлеру

Нет сомнения, что и новый квартирант во дворце Бельвю - Кристиан Вульф (Christian Wulff) - хотя бы в силу должности станет популярным. Так что по сути дела было не очень-то и важно, кто именно займет пост не обладающего реальной властью президента. Важен, однако, сам процесс его избрания, процедура голосования в федеральном собрании.

Это - всегда интрига, схватка правительства с оппозицией, индикатор устойчивости власти. Итоги многочасового заседания федерального собрания 30 июня показали, что позиция канцлера Ангелы Меркель (Angela Merkel) - весьма шаткая.

Ни в первом, ни во втором туре голосования Кристиан Вульф не сумел заручиться поддержкой необходимого для избрания абсолютного большинства, хотя делегация правящих партий имела в нем уверенный перевес. Несколько десятков ее членов поставили в кабинке для голосования свой крестик не там, где ожидалось, явно в отместку лично Ангеле Меркель - за хаос, царящий в правительстве, за постоянные склоки в кабинете министров, за слабое им руководство.

В третьем туре, правда, многие из них спохватились - из страха перед грозящим правительственным кризисом с перспективой утраты власти, а с ней - и важных должностей. Вульф получил даже абсолютное большинство, хотя в последнем туре достаточно было и относительного. Но это слабое утешение. Фактически правящая коалиция поставлена "на счетчик" и вряд ли продержится еще три с лишним года до следующих очередных выборов.

Расчет оппозиции

Именно такую цель, собственно, и преследовала оппозиция, выпуская на ринг федерального собрания своего кандидата - бывшего главного "люстратора" и непримиримого борца с гедеэровскими метастазами в объединенной Германии Йоахима Гаука (Joachim Gauck).

Его кандидатура - это гениальная находка социал-демократов и "зеленых", выдвинутая единственно с целью позлить правительство, внести в ряды правящих партий разброд и шатание. Беспартийный Гаук - фигура, приемлемая и для консерваторов с либералами, а потому расчет оппозиции был верным. Искушение выпустить пар для многих представителей правящих партий оказалось сильнее правительственного резона, что и требовалось доказать.

В первом туре голосования Гаук получил в дополнение к социал-демократическим и "зеленым" еще и 40 голосов из правительственной делегации.

А вот посткоммунисты из Левой партии его дружно не поддержали, хотя могли бы сделать Гаука президентом уже в первом туре. И это - тоже расчет социал-демократов и "зеленых". Ведь "левые" для них политические конкуренты, которых фигурой Гаука удалось - мелочь, а приятно - разоблачить, как партию "вечно вчерашних", не готовых окончательно перерезать историческую пуповину, связывающую их с тоталитарным прошлым.

Есть и еще один немаловажный итог скоротечной, но весьма острой кампании по выборам президента ФРГ, на который ни правительство, ни оппозиция не рассчитывали. Немецкая публика очнулась от политической летаргии и проявила незаурядный интерес к демократическому процессу. Это, безусловно, позитивный эффект для всего общества в целом.

Автор: Никита Жолквер
Редактор: Глеб Гаврик

Архив

Контекст