Комментарий: Почему Россия не Венесуэла | Авторская колонка Константина Эггерта | DW | 06.05.2016
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Константин Эггерт

Комментарий: Почему Россия не Венесуэла

Нефть, коррупция, авторитаризм - у двух режимов много общего, но судьба россиян и венесуэльцев, скорее всего, будет разной, считает Константин Эггерт. Комментарий специально для DW.

Президент Венесуэлы Николас Мадуро с соратниками на фоне портрета Уго Чавеса

Президент Венесуэлы Николас Мадуро с соратниками на фоне портрета Уго Чавеса

Дональд Трамп, гражданская война в Сирии, британский референдум о выходе из ЕС… Мир занят чем угодно, даже эпохальным партийным съездом в Северной Корее, но только не Венесуэлой. Между тем 30-миллионная страна сегодня стоит перед угрозой политического и экономического краха.

"Чавизм" на грани краха

Инфляция в Венесуэле в этом году, по данным МВФ, составит 720 процентов. Кроме того, в стране с одними из самых больших в мире запасов нефти не хватает продовольствия и регулярно в целях экономии отключают электричество. Часть госслужащих перешла на двухдневную рабочую неделю, школы тоже работают по сокращенному графику.

Константин Эггерт

Константин Эггерт

Падение цен на нефть жестоко ударило по бюджету Венесуэлы и режиму верного наследника Уго Чавеса - президента Николаса Мадуро. Ведь "венесуэльское чудо" фактически строилось на массированной раздаче денег беднейшим слоям населения, которые составляли (и пока составляют) базу поддержки смехотворного "боливарианского социализма", этого детища покойного полковника Чавеса.

Демократическая оппозиция, противостоящая Мадуро, имеет большинство в парламенте. Она пытается организовать референдум о досрочной отставке президента и проведении новых выборов. Но для этого необходимо пройти исключительно сложную процедуру, которую на любом этапе может блокировать Верховный суд, где сидят назначенцы Объединенной социалистической партии Мадуро.

Президент фактически перешел к режиму единоличной власти и полностью игнорирует враждебный парламент. Банды проправительственных хулиганов нападают на митинги оппозиционеров, избивают оппонентов режима среди политиков, журналистов, бизнесменов. С конца прошлого года, когда оппозиция получила большинство на парламентских выборах, в Венесуэле фактически идет холодная гражданская война.

Глядя из Москвы

В Москве за развитием событий в Венесуэле следят внимательно и с нарастающей тревогой. Для Кремля режим в Каракасе был частью глобального антиамериканского фронта, верным союзником по борьбе с влиянием Вашингтона. Кроме того, для государственной "Роснефти" Венесуэла - одна из ключевых стран, в которую инвестированы миллиарды долларов. Впрочем, "Роснефть" не против и заработать на нынешнем кризисе.

В феврале она за 500 миллионов долларов купила у венесуэльской государственной нефтегазовой компании PDVSA более 20 процентов акций СП "Петромонагас", добывающего сверхтяжелую нефть в Венесуэле. Сделка вызвала возмущение у оппозиционного большинства в парламенте. Депутаты обвинили президента Мадуро в распродаже страны ради поддержки режима. В случае падения чавистского режима (это, судя по всему, вполне реальная перспектива) многие контракты с Россией могут быть пересмотрены или вовсе разорваны.

Такой исход будет, без сомнения, воспринят и распропагандирован Кремлем как инспирированная Вашингтоном "смена режима" с помощью "оранжевых технологий" - хотя не Вашингтон, а Чавес, Мадуро и их приспешники проводили катастрофическую инфляционную политику, уничтожали независимый частный бизнес и довели богатейшую страну до нищеты. Они же, если верить оппозиции, вывели в офшоры от 300 до 400 миллиардов долларов, вырученных от продажи нефти. Теперь парламент просит Соединенные Штаты и Организацию американских государств помочь найти и вернуть эти средства.

Две страны - похожие и разные

Нефть, коррупция, авторитаризм - соблазн сравнивать Россию с Венесуэлой велик. Однако, с моей точки зрения, различий между двумя странами больше, чем сходства. Начнем с того, что Венесуэла была основана в начале 19-го века как демократическая республика. В истории страны было несколько военных режимов, но за ними всегда следовало возвращение к республиканской форме правления. Демократический опыт венесуэльцев намного глубже и дольше, чем у россиян.

Даже при Уго Чавесе и его наследнике в стране действовала и действует реальная, а не картонная оппозиция. На ее стороне выступают реально независимые и коммерчески успешные СМИ, не дающие государственному ТВ установить информационную монополию. Частный бизнес не боится открыто помогать оппозиционерам. Более того, античавистскому блоку удалось выстоять и победить на прошлогодних выборах в Национальное собрание.

Контекст

Роль военных также отличает Венесуэлу от России, где армия традиционно находится вне политики. Возможно, эта ситуация изменится. Но сегодня у венесуэльских военных исторический и институциональный опыт управления страной есть, а у российских - нет.

Призрачная российская стабильность

В отличие от команды Чавеса-Мадуро, президент Путин и его правительство проводят намного более разумную экономическую и особенно финансовую политику. Они не боятся сокращать расходы на социальные нужды, но при этом чутко отслеживают ситуацию в обществе, чтобы не перегнуть палку. Граждане пока не ропщут.

Наконец, Россия - это империя, которая может то "отжать" Крым, то отправить летчиков в Сирию. И все это под аплодисменты общественности, для которой имперская слава часто оказывается суррогатом личного благополучия.

В конечном счете именно она, общественность, будущей осенью уверенно отдаст большинство мест в Государственной думе "Единой России" и ее филиалам вроде КПРФ и ЛДПР. И это, возможно, главное: подавляющее большинство россиян даже нынешняя кризисная ситуация устраивает. Любые перемены кажутся им равнозначными хаосу. Своим конформизмом общество само укрепляет политическую систему, в которой существует лишь один полноценный институт - администрация президента.

Но российская стабильность призрачна. Она закончится, как заканчивается на наших глазах сегодня "боливарианский социализм". Когда и каким путем пойдут перемены, сегодня не предскажет никто. Россия - не Венесуэла. Венесуэле будет проще.

Автор: Константин Эггерт - российский журналист, ведущий программ телеканала "Дождь". Автор еженедельной колонки на DW. Константин Эггерт в Facebook: Konstantin von Eggert

Смотрите также:

Контекст