1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Беларусь

Комментарий: Почему Минск и Брюссель говорят на разных языках

Евросоюз не должен идти на поводу у белорусского режима, не признающего участие гражданского общества в диалоге. Иначе политика ЕС, как и в 2010 году, вновь потерпит неудачу, уверена Наталья Макушина.

Серьезные разногласия во взглядах Минска и Брюсселя в перспективах дальнейшего диалога проявила скандальная реакция белорусского МИД на интервью представителя Европейской службы внешнеполитической деятельности Дирка Шубеля (Dirk Schuebel). Европейский дипломат сообщил СМИ об итогах рабочего визита в столицу Беларуси, состоявшегося на этой неделе, но белорусские власти обвинили посланника ЕС в разглашении информации и "безответственном искажении содержания переговоров". Ответа со стороны Евросоюза не последовало.

Обещания с двойным дном

Причиной дипломатического скандала между Беларусью и ЕС, оставшегося незамеченным на фоне драматических событий на Украине, стал рассказ представителя ЕС об обещаниях белорусского руководства, которое планирует консультации с Евросоюзом по вопросам модернизации. По словам дипломата, власти дали согласие на участие в диалоге гражданского общества. Это прозвучало почти как сенсация - ведь еще недавно Минск наотрез отказывался от сотрудничества и с НПО, и с Евросоюзом в любом формате.

Наталья Макушина

Наталья Макушина

Однако нервный ответ МИД все расставил по местам: закулисные обещания белорусского руководства европейским чиновникам - это одно, а реальная жизнь - совсем другое. В Минске абсолютно не заинтересованы в общественном контроле над диалогом и проектами с Брюсселем. А, кроме того, власти желали бы выдавать дозированную информацию о переговорах с ЕС, чтобы скрыть подробности от внимания Кремля, с которым торгуются за преференции перед подписанием в мае договора о Евразийском союзе.

Диалог без иллюзий

В последнее время Брюссель часто упрекают в непонимании сути авторитарных режимов. Демократические принципы, которые в ЕС являются основой политики, не срабатывают в постсоветских странах, где власти полностью контролируют экономику и медийное пространство. Договоренности с диктаторами теряют силу, как только те видят в них предпосылки ослабления или потери власти.

Например, еще в июне прошлого года Брюссель приостановил визовые санкции для главы белорусского МИД Владимира Макея с надеждой на облегчение переговоров об освобождении политзаключенных, поверив сигналам от белорусских властей. Но число репрессированных по политическим мотивам в Беларуси не уменьшилось.

Тем не менее, ЕС по-прежнему ведет с Беларусью переговоры под девизом "худой мир лучше доброй ссоры". Странно, что получивший временный карт-бланш официальный Минск чувствует себя при этом хозяином положения.

Тактика на всякий случай

Возможно, политическим представителям Евросоюза стоило бы учесть некоторые обстоятельства в процессе подготовки нового раунда консультаций с Минском, чтобы вместо ожидаемых результатов в очередной раз не разочароваться от сотрудничества с белорусскими функционерами.

Диалог о модернизации Беларуси - это долгосрочный проект только для Евросоюза. Белорусский руководитель Александр Лукашенко не планирует модернизировать экономическую и политическую систему. И как бы ни старался ЕС подвести Минск к осознанию необходимости модернизации страны, для нынешнего правителя, сделавшего ставку на интеграцию с Россией, европейская инициатива - не стратегия, а тактика, которой он будет придерживаться по принципу "на всякий случай".

Козырная карта в рукаве

Но полностью от переговорного процесса с ЕС Минск отказаться не сможет. Потепление отношений необходимо Лукашенко накануне чемпионата мира по хоккею. Правда, его заверения о готовности к открытому диалогу с Западом вряд ли следует расценивать как искренние.

Диалог с Евросоюзом станет для Минска припрятанной в рукаве козырной картой и в том случае, если отношения с Москвой приведут к очередному конфликту. Лукашенко рассчитывает, что контакты с Европой произведут впечатление на Путина, обещавшего кредиты. Тем более, если Украина вернется к подписанию соглашения об ассоциации с ЕС. Постарается белорусский режим использовать общение с Европой и для того, чтобы подтолкнуть МВФ к обсуждению условий нового кредита. Да и проекты европейской технической помощи на десятки миллионов евро играют не последнюю роль для белорусской экономики.

В условиях, когда Лукашенко заинтересован в диалоге - пусть даже на краткосрочную перспективу - не меньше, чем Евросоюз, не очень-то уместна деликатность, с которой европейцы помогают сохранить лицо не раз нарушавшей договоренности белорусской власти.

Стоит не идти на поводу у режима, а, наоборот, представить, наконец, дорожную карту взаимодействия ЕС и Беларуси при участии и под контролем белорусского гражданского общества. Необходимо не только четко прописать все детали совместных планов, но и конкретные сроки их исполнения. Чтобы в случае неоправданного уклонения Минска от данных обязательств Брюссель либо требовал их выполнения, либо приостанавливал переговоры. Иначе политика Евросоюза в отношении Беларуси, как и в 2010 году, вновь потерпит неудачу.