Комментарий: ″Последнее китайское предупреждение″ Facebook | Авторская колонка Александра Плющева | DW | 29.09.2017
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Александр Плющев

Комментарий: "Последнее китайское предупреждение" Facebook

От того, на какой имидж Путина - консервативный или инновационный - будет сделана ставка перед выборами, возможно, зависит судьба иностранных сервисов в России, считает Александр Плющев.

Владимир Путин сидит, задумавшись, перед ноутбуком

Быть Facebook в России или не быть?

Трудно вспомнить, сколько раз российские власти грозили зарубежным социальным сетям и мессенджерам. История этих странных взаимоотношений исчисляется уже годами. Обычно подобные выступления привлекают внимание в основном в отрасли или правозащитников, которые занимаются этим вопросом. Но последнее заявление главы Роскомнадзора Александра Жарова, объявившего о возможной блокировке Facebook, по ощущениям и откликам, вышло за пределы сообщества.

Обеспокоены люди, обычно не интересующиеся политикой. Вроде тех, кто в один не самый прекрасный день обнаружил, что такой полезный для них и безобидный для безопасности государства сервис, как Linkedin, не работает, и после недолгих изысканий с удивлением узнал о существовании Роскомнадзора и его вредоносной деятельности. То ли подконтрольные медиаресурсы постарались донести новости до широких слоев пользователей, то ли публику впечатлила названная Жаровым более или менее конкретная дата - 2018 год. Неважно: если завтра блокируют Facebook, то большим сюрпризом для пользователей это не станет.

Нескончаемые претензии к соцсетям

Нынешнее "последнее китайское предупреждение" может восприниматься несколько серьезнее предыдущих еще и потому, что сделано оно было на фоне двух важных событий.

Александр Плющев

Александр Плющев

Во-первых, Facebook обнародовал данные об использовании Россией соцсети для вмешательства в американские выборы. Вряд ли печально известные "фабрики троллей" (комментарии сотрудников которых вы непременно увидите под этим текстом или в реплаях на его анонс в твиттере), внесли решающий вклад в победу Дональда Трампа, но скандал выходит неприятный. Одно дело, когда о каких-то проделках российской власти уныло-бездоказательно говорят представители Госдепартамента США, и совсем другое, когда документы предоставляет всемирно обожаемый Марк Цукерберг, ему как-то априори больше верят.

Во-вторых, основатель сервиса Telegram Павел Дуров рассказал, что и после того, как он согласился внести свой сервис в список распространителей информации, претензии к нему никуда не делись. Теперь ФСБ, в соответствии с "пакетом Яровой", требует передать ключи шифрования переписки пользователей. Отказ чреват штрафами, судами и в итоге - блокировкой. И хотя Александр Жаров обещал, что на внесении в реестр все и закончится, вряд ли можно обвинить его в обмане или хотя бы в лукавстве. Он же может говорить лишь от имени своего ведомства. У Роскомнадзора действительно претензий к Telegram больше нет. Ну, а ФСБ - совсем другая служба, она по своей линии обращается, и не Жарову за ФСБ отвечать.

Ритуалами не ограничится

Это означает, что лишь пустыми формальностями и выполнением ритуалов дело не ограничится. Любой иностранный сервис, который пойдет навстречу Роскомнадзору, прямиком через него попадет в ФСБ. История Рунета свидетельствует: коготок увяз - всей птичке пропасть. Политика уступок и компромиссов, которая в свое время была принята российской интернет-отраслью, ведет к зависимости и внешнему контролю. Спросите хотя бы у "Яндекса" и вспомните добрым словом почившие в бозе "Яндекс.Блоги" или, еще лучше, "Яндекс.Новости", которые ныне представляют такой же инструмент пропаганды администрации президента, как и любой из федеральных телеканалов, только более инновационный. Судя по тому, что ни один крупный иностранный сервис не откликнулся на призывы Роскомнадзора перенести серверы в Россию, они все это отлично понимают.

Важно помнить, что, говоря о работе интернет-сервисов в российском правовом (если это слово здесь вообще уместно) поле, часто путают причину и следствие. Это не интернет-компании игнорируют российское законодательство, это законы сознательно и прицельно написаны и продолжают писаться таким образом, чтобы шантажировать ими сервисы и иметь возможность в любой момент их закрыть.

Контекст

Это касается не только интернет-сервисов, увы, таков, собственно, смысл законотворческой деятельности последних полутора десятков лет в России: не облегчение и упорядочение во всех сферах жизни, а создание искусственных и зачастую бессмысленных ограничений, которые привносят удобство разве что в жизнь чиновников, следящих за соблюдением этих самых законов.

Последнее слово - за Путиным

А вот решает, применить ли всю репрессивную мощь российских законов в случаях, которые неизбежно вызовут резонанс планетарного масштаба, всего лишь один человек. Чиновники и спецслужбы могут сколько угодно имитировать деятельность, но никто никогда в России не решится блокировать Facebook или другой сервис подобной величины, пока на то не будет воли Владимира Путина. А он оказался перед дилеммой: трудно "болеть" цифровой экономикой, ездить в "Яндекс", заигрывать с уткнувшейся в гаджеты молодежью и в то же самое время быть одним из главных врагов интернета.

Временами даже кажется, что Владимир Владимирович перед президентскими выборами устроил эдакое соревнование своих преемников, один - инновационный и современный, другой - консервативный и скрепный. Нечто вроде того, что мы наблюдали перед выборами 2008 года. Только тогда это были преемники - вице-премьеры Дмитрий Медведев и Сергей Иванов, а сейчас обе эти роли играет сам Путин. Возможно, судьба иностранных сервисов в России, прежде всего Twitter и Facebook, WhatsApp и Telegram, будет зависеть от того, на какого из них в этот раз будет сделана ставка.

Автор: Александр Плющев - журналист, интернет-эксперт, популярный блогер и радиоведущий. Автор еженедельной колонки на DW. Сайт Александра Плющева: plushev.com, Twitter:@plushev
Этот комментарий выражает личное мнение автора. Оно может не совпадать с мнением русской редакции и Deutsche Welle в целом.
Смотрите также:

Контекст

Ссылки в интернете