1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Инго Маннтойфель

Комментарий: Политическое убийство Бориса Немцова пока не раскрыто

Даже после обвинительного приговора пяти подсудимым целый ряд важных вопросов, связанных с убийством российского оппозиционера Бориса Немцова, остаются без ответа, считает Инго Маннтойфель.

Коллегия присяжных заседателей Московского окружного военного суда после многодневных совещаний признала пятерых подсудимых виновными в убийстве российского политика Бориса Немцова. Большинство присяжных сочли доказанным что уроженец Чечни Заур Дадаев 27 февраля 2015 года застрелил Немцова, критиковавшего президента России Владимира Путина, на мосту неподалеку от Кремля.

Согласно вердикту, четверо других подсудимых, также выходцы из Чечни, помогали Дадаеву совершить убийство: в числе прочего, они управляли автомобилем, на котором тот покинул место преступления, а позже укрывали подельника. Хотя эти пятеро в ходе процесса и отрицали свою вину, с учетом доказательств, предъявленных стороной обвинения, следует полагать, что приговор вынесли истинным виновникам убийства. Меру наказания им судья огласит на следующей неделе. Всё бы хорошо, но...

Кто и почему совершил заказное убийство?

Но именно в том вопросе, который полагалось бы выяснить в ходе надлежащего расследования убийства одного из главных критиков Путина в России, чтобы вскрыть всю политическую остроту этого преступления, ни обвинение, ни суд двигаться дальше не стали.

Инго Маннтойфель

Инго Маннтойфель

Следствие расценило это преступление как заказное, за которое подсудимые получили 15 млн рублей, однако ключевые вопросы - кто именно заказал это вероломное убийство и какими мотивами он мог руководствоваться - обвинение оставило без внимания. Это крайне огорчительное обстоятельство в этом судебном процессе, хотя его, увы, и следовало ожидать, если вспомнить прежние похожие случаи.

Ведь при расследовании этого политического заказного убийства нельзя не заглянуть в бездну той политической системы, которую создал президент Путин. Главный исполнитель убийства - Заур Дадаев - служил офицером в чеченском батальоне "Север", которым командует человек из близкого окружения главы Чечни Рамзана Кадырова и который формально входил в структуры внутренних войск МВД России.

Кроме того, имеются свидетельства того, что квартиры в Москве, которые преступники использовали во время подготовки к убийству, принадлежали еще одному офицеру этого чеченского батальона либо были арендованы им.

Если учесть все эти обстоятельства, то при должном расследовании этого преступления следовало бы вызвать в суд и допросить как минимум в качестве свидетелей других высокопоставленных военных из батальона "Север" и МВД России, а то и самого Кадырова. Однако соответствующее ходатайство адвокатов потерпевших было отклонено прокуратурой. Ее позицию можно объяснить только одним: обстоятельное расследование этого преступления сегодня в России нежелательно по политическим соображениям.

Кремль надеется, что дело порастет быльем

Как и в случае с другими политическими убийствами, например, журналистки Анны Политковской, можно предположить: Кремль надеется на то, что после вынесения приговора исполнителям дело порастет быльем и никто больше не осмелится затрагивать вопрос о заказчиках этого преступления. Приходится опасаться, что подобные попытки скрыть правду в России, которой руководит президент Путин, будут удаваться и дальше.

Но политическое убийство Бориса Немцова не будет забыто. Слишком уж сильно оно задело сердца всех либерально настроенных россиян. Впрочем, полноценно расследовать удастся лишь в свободной, демократической России, живущей по законам правового государства.

Автор: Инго Маннтойфель, руководитель отдела Европы и главный редактор русской редакции DW

Смотрите также:

Смотреть видео 02:30

Обвиняемые по делу об убийстве Немцова признаны виновными (29.06.2017)

Контекст

Аудио- и видеофайлы по теме