1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Мнения

Комментарий: Политические решения в ЕС можно принимать и без реформ

Проблема Евросоюза не столько в отсутствии новых механизмов принятия решений, сколько в недостатке политической воли принимать эти решения, углублять интеграцию и проводить единую политику, считает Бернд Ригерт.

default

На саммите ЕС главы государств и правительств стран Евросоюза пытались найти выход из кризиса, возникшего после того, как ирландцы сказали "нет" проекту конституционных реформ.

Может ли Евросоюз существовать на старых условиях?

Итог встречи в верхах можно сформулировать просто и ясно: "мы, собственно говоря, не знаем, что делать дальше, и займемся проблемой позже". Может быть, в октябре, может быть, в декабре. Это, конечно, смелое решение, призванное повысить веру граждан стран ЕС, а особенно ирландцев, в дееспособность политического руководства Евросоюза. Нас все время уверяли, что реформы, предусмотренные Лиссабонским договором, насущно необходимы. И вот теперь никто не знает, как добиться ратификации этого договора всеми 27 странами участниками. Возможно, его ждет столь же бесславная кончина, что и Конституцию ЕС, которую пришлось похоронить три года тому назад в результате сопротивления Франции и Нидерландов.

Вопрос теперь в том, может ли Евросоюз худо-бедно существовать на старых условиях? Ответ однозначен: да. Проблема Евросоюза не столько в отсутствии новых механизмов принятия решений, сколько в недостатке политической воли принимать эти решения, углублять интеграцию и проводить единую политику. Любой конкретный проект можно реализовать, была бы на то воля правительств отдельных стран ЕС. На это делает ставку и президент Франции Николя Саркози, который будет с 1 июля председательствовать в Евросоюзе. Вне зависимости от того, будут ли проведены реформы, Саркози хочет добиться перемен в области энергетической, оборонной и миграционной политики. Все зависит от того, поддержат ли его другие страны-члены ЕС или предпочтут отгородиться ссылками на институциональный и договорной кризис.

Дискуссия неизбежна

Да и то сказать, Лиссабонский договор - это не чудо-средство, с помощью которого можно устранить все недостатки. ЕС. Если для дееспособности ЕС действительно необходим постоянный председатель или министр иностранных дел, то почему бы и не учредить эти посты решением правительств всех 27 стран-членов Евросоюза. Для этого не нужен помпезный договор, нужна политическая воля. Ведь Лиссабонский договор и не отменяет принципов равноправия всех стран и единогласного принятия решений по основополагающим вопросам и, следовательно, мало что меняет в существующем положении. Вывод: политические решения в Евросоюзе можно принимать и без реформ. Надо только захотеть.

Правовые проблемы возникнут только при приеме новых членов. Действующий договор, заключенный в Ницце, предусматривает верхнюю планку: 27 стран и не больше. Во всяком случае, так интерпретируют его Германия и Франция. Австрия, Словения и другие страны смотрят на это шире. Они считают, что и без нового договора надо выполнить обещания и принять в "клуб" балканские государства. Чем ближе намеченная дата, а Хорватия, например, рассчитывает стать членом ЕС в 2010 году, тем сильнее будут разногласия. Нам еще предстоит принципиальный спор о том, не приведет ли перманентное расширение Евросоюза к его окончательному параличу.

На повестку дня снова станет идея о "Европе двух скоростей", а вернее, двух классов. Если балканским странам, а потом и Турции предложить не полноправное, а ассоциированное членство или так называемое партнерство, то на практике это и будет означать разделение Евросоюза на первый и второй классы. А Украине, Грузии и Молдавии, которые тоже стремятся в Евросоюз, в таком случае достался бы только вагон третьего класса. Так что вне зависимости от того, сумеют ли главы государств и правительств стран ЕС добиться ратификации Лиссабонского договора, дискуссия о допустимых границах расширения Евросоюза неизбежна.

Бернд Ригерт, обозреватель Deutsche Welle