1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Иван Преображенский

Комментарий: Политика смертника

На какие действия может запрограммировать власти теракт в Санкт-Петербурге? Чего вернее ожидать - закручивания гаек или снижения доверия к силовикам? Мнение политолога Ивана Преображенского.

Полиция на месте оцепления в Санкт-Петербурге

Оцепленные полицией подходы к метро после теракта 3 апреля

Погибли люди - это самое страшное. Смерть ни в чем не повинных, ни к чему не причастных людей - это отличительная черта террористических актов, направленных формально против неких властей, но реально всегда - против мирных жителей. Однако страшны и возможные политические последствия теракта в Санкт-Петербурге, который может запрограммировать российские власти на максимально агрессивную реакцию, в основе которой будет принцип "бей своих, чтобы чужие боялись".

Страх - плохой советчик в политике. Однако после взрыва в метро в российской "северной столице" именно тема безопасности станет на ближайшее время главной для значительной части россиян. И тут возможны несколько сценариев того, как власти России будут использовать сложившуюся ситуацию.

Вызов власти  

Если не принимать во внимание широко обсуждаемую в соцсетях версию о том, что российские власти могли сами организовать взрыв в метро, то теракт в Санкт-Петербурге очевидно выглядит как прямой вызов Кремлю и лично Владимиру Путину. Хотя бы просто потому, что российский президент был в родном городе в день взрыва. Даже если вдруг сами террористы заявят, что ставили какие-то другие гнусные цели, все равно российская власть будет считать, что теракт был направлен против нее. Это было видно уже по реакции Владимира Путина на трагедию.

Иван Преображенский

Иван Преображенский

Для начала власти ответили на теракт в привычном им стиле. Были созданы штабы по расследованию. Все, кто мог себе это позволить, взяли дело "под личный контроль". А Владимир Путин вечером молча, в окружении охраны, пришел к месту гибели людей и принес букет.

В это время штатные пропагандисты на содержании и их добровольные помощники уже вовсю призывали власти закрутить потуже гайки, разобраться с "пятой колонной", которая - если не сама взорвала, - то уже конечно потакала террористам при помощи протестных акций. Соответственно российская властная машина готова развернуться в привычном направлении и начать размазывать по асфальту тех, кто сомневается в необходимости отвечать на теракт ударом по оппозиции. Причем, не дожидаясь, пока свое слово скажет следствие. 

Сценарии

В этой ситуации у власти есть несколько вариантов возможного поведения. Самый неожиданный и, к сожалению, маловероятный, начинается с предъявления претензий спецслужбам, которые допустили взрыв в метро Санкт-Петербурга. Как утверждают источники некоторых российских СМИ, спецслужбы имели информацию о его подготовке задолго до взрыва, но предотвратить его не смогли. Этот вариант неизбежно сопровождался бы и ростом гражданской активности. Например, митингами против террора, призванными продемонстрировать, что россиян не запугать. Но проблема в том, что власти боятся "обидеть" спецслужбы, на которые опираются, в первую очередь, в борьбе с тем самым гражданским обществом.

Второй вариант уже озвучен российскими псевдопатриотами - это "охота на ведьм". Несмотря на "сливы" из спецслужб, которые четко указывают на исламистов, можно попробовать объявить организаторами теракта оппозицию, Госдеп США и украинских националистов вместе взятых. В 2018 году предстоят президентские выборы и теракт можно использовать как повод, чтобы полностью зачистить политическое пространство от оппонентов.

Этот вариант весьма актуален после неожиданной новой политизации россиян и достаточно массовых протестов, случившихся 26 марта в сотне российских городов. Однако власти могут побояться им воспользоваться. Ведь главное свойство "охоты на ведьм" в том, что, заигравшись, можно легко самим оказаться ее жертвам. 

Третий сценарий можно было бы назвать "консервативным". Это уже не использование теракта в своих краткосрочных политических интересах, чего многие ждут от Кремля, а попытка отреагировать на него рационально. Разумеется, в рамках представлений о рациональности действующей российской власти. Это значит следовать привычной парадигме: создавать сразу несколько версий произошедшего и реагировать на все сразу. Например, находить, в зависимости от ситуации, то украинский след, то исламистский, то заявлять о террористе-одиночке. Можно также прижимать оппозицию, обвиняя ее в недостатке патриотизма.

В то же время, спецслужбы будут добиваться принятия одного за другим новых антитеррористических законов, в реальности больше всего осложняющих жизнь не экстремистам и террористам, а политическим инакомыслящим.

Обратный эффект

Выбор властями первого варианта означал бы поиск каких-то новых решений. Второй знаменовал бы радикализацию всех противоречий в обществе и скатывание к политике массовых репрессий. Но, кажется мне, что Кремль, как обычно, будет аккуратно, чтобы не сорвать резьбу, закручивать гайки без перегибов - по третьему, самому привычному и циничному варианту.

Автор: Иван Преображенский - кандидат политических наук, эксперт по Центральной и Восточной Европе, обозреватель ряда СМИ. Автор еженедельной колонки на DW. Иван Преображенский в Facebook: Иван Преображенский

Смотрите также: 

Смотреть видео 01:06

Мир осуждает теракт в петербургском метро (04.04.2017)

Контекст

Аудио- и видеофайлы по теме