1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Александр Плющев

Комментарий: Подозрительно удобный суицид

Трагедия в Псковской области вновь ставит вопрос о доверии правоохранительным органам. О том, почему мы вряд ли узнаем правду о гибели двух подростков в Красных Стругах - Александр Плющев специально для DW.

Полицейский кордон во время уличной акции. Фото из архива

Россияне разучились доверять полиции

Случившееся в поселке Красные Струги  Псковской области потрясает на фоне даже самых "адовых" криминальных новостей из жизни россиян. В тот же день, например, мы узнали, что один мужчина убил другого осиновым колом, потому что увидел у него в глазах красный свет. А в Подмосковье полицейские не только ограбили предпринимателя, но и заставили его снять с карты какую-то дополнительную вполне символическую сумму. И сколько еще подобного приходит по новостным лентам ежедневно...

Александр Плющев

Александр Плющев

Тарантиновская выходка подростков, однако, поражает не только своей отчаянной бессмысленностью и какой-то запредельной глупостью, но еще и тем, что, это, безусловно, самое яркое событие в жизни Дениса М. и Екатерины В. транслировалось ими в прямом эфире, собирая "лайки", "шеры" и "каменты" сверстников. И, конечно, каких бы то ни было, детей всегда очень жалко. Даже стрелявших в полицейских.

В Америке таких расстреливают

И это совсем не противоречит тому, что любой, даже подросток, открывший огонь по людям, в том числе или, если хотите, особенно по полицейским, должен быть обезврежен и, если нет другого выхода, убит. Из той же новостной ленты мы знаем, что американские полицейские не очень-то церемонятся не то что со стреляющими, но и с теми, в отношении кого есть подозрение. Детей это тоже касается: три года назад в Калифорнии застрелили 13-летнего мальчика, который отказался бросить автомат Калашникова. Как выяснилось позже, игрушечный.

Однако в псковской трагической истории полицейские даже не стреляли в ответ. Это, конечно, потрясающие кадры: подросток с ружьем стоит у открытого окна и стреляет по полицейской машине. А в ответ - тишина.

Позже вроде бы был штурм, и вот тут начинается самый мутный момент всей истории. Потому что подростки погибли, и Следственный комитет как-то уж нарочито нам рассказывает, что во время штурма СОБРовцы не стреляли, а подростки покончили жизнь самоубийством. С одной стороны - да, на видео они обсуждают между собой эту возможность, но с другой - говорят своим онлайн-комментаторам, что в ходе переговоров выкинули все оружие и покончить с жизнью им просто нечем…

Самоубийство - выгодная версия

Мы вообще мало знаем о произошедшем: как и кто вел переговоры с подростками, был ли психолог, была ли попытка привезти родителей или друзей-приятелей? Попытались ли с ними выйти на контакт через те же самые соцсети? Поэтому судить о том, почему было принято решение пойти на штурм, трудно, однако понятно, что чем больше проходило времени, тем меньше в этом штурме была необходимость: ресурсы у школьников были небесконечны.

Известный юрист Павел Чиков пишет: "Если они покончили собой, СКР должен возбудить уголовку за доведение до самоубийства. Причем, судя по всему - в отношении родителей, ибо на жестокое обращение с их стороны они и жаловались, как минимум, девушка. Если же дело мутное, и ребят вальнули при штурме, больше никаких разговоров не будет, родителям запудрят мозги сложными протокольными формулировками типа служебные проверки, комплексные судебно-медицинские экспертизы и блабла".

Самоубийство подростков - версия, выгодная силовым органам, которая, как война, спишет все. Красные Струги - это не Москва, там все друг друга знают, и гвардейцы, которые застрелили пусть даже отпетых, но детей, вряд ли считались бы там героями. Да и от повторения истории с "Приморскими партизанами", когда полицейских убивали из мести, никто не застрахован. Это - мотив держаться версии суицида.

Американцы доверяют, мы подозреваем

Казалось бы, чего проще - экспертиза покажет, от чьих пуль погибли дети, однако доверия к такой экспертизе никакого, поскольку нет доверия к правоохранительным органам как таковым. Со времен Беслана и "Норд-Оста" мы отлично знаем: для силовиков главная задача - уйти от ответственности, и на это они тратят большую часть времени и сил. Поэтому чем больше эти самые органы уверяют, что смерть подростков - суицид, тем больше закрадывается подозрений, что дело нечисто.

Росгвардейцы, если они действительно не стреляли в подростков, вроде сами должны настаивать на проведении независимой экспертизы. Но этого не будет, и никакая уполномоченная матушка-заступница по делам ребенка ничего не изменит: система просто не умеет так работать, не умеет честно проверять саму себя, даже если она ни в чем не виновата. А вдруг вскроется что?

Да, американские полицейские в аналогичной ситуации изрешетили бы подростков вдоль и поперек. Но они не стали бы прикрываться самоубийством. Именно поэтому граждане США доверяют своим строгим и часто слишком суровым полицейским, несмотря на истории типа Фергюсона. А мы своих - подозреваем.

Автор: Александр Плющев - журналист, интернет-эксперт, популярный блогер и радиоведущий. Автор еженедельной колонки на DW. Сайт Александра Плющева: plushev.com, Twitter:@plushev

Смотрите также:

Контекст