1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Европа

Комментарий: Переговоры по CETA - еще один пример кризиса в ЕС

В том, что договор ЕС с Канадой оказался на грани срыва, виновата не только Валлония. У этой проблемы несколько причин, считает Бернд Ригерт.

Протест против CETA в Берлине

Протест против CETA в Берлине

Показывать пальцем на упрямую Валлонию и обвинять одних лишь невежественных противников торговли ЕС и Канады в драме, разыгравшейся вокруг договора CETA, недостаточно для того, чтобы понять происходящее. В этой катастрофе участвуют и Еврокомиссия, и страны-члены ЕС, и Бельгия, и даже Канада.

Еще год назад валлоны, которые чувствуют себя оттесненными международными концернами, выразили свои опасения и пожелания бельгийским властям и Еврокомиссии, которая ведет переговоры с Канадой. А в апреле бельгийский парламент принял резолюцию против CETA. Хотя бы после этого бельгийский премьер и комиссия должны были проснуться, чтобы своевременно противостоять сопротивлению. Дата проведения саммита ЕС-Канада уже давно была намечена. Однако все пустили на самотек.

Особые желания есть не только у валлонов

Теперь, за несколько дней до запланированного подписания CETA, кажется, что все уязвлены тем, что валлоны действительно упрямятся. А ведь жителей Валлонии воодушевляют другие входящие в ЕС страны, которые точно так же высказывают пожелания или угрожают шантажом. Румыния и Болгария, например, примешали к переговорам вопрос введения безвизового режима с Канадой.

Бернд Ригерт

Бернд Ригерт

Немцы в последние минуты настаивают на трех пунктах, которые позволяют им и другим участникам договора отказаться от него, если немецкие суды к чему-то придерутся. Социал-демократы в Германии видят в CETA, TTIP и мировой торговле тему для избирательной кампании и подталкивают единомышленников-социалистов в правительстве Валлонии тоже попытать счастья. Премьер Баварии и председатель партии Христианско-социальный союз (ХСС) Хорст Зеехофер (Horst Seehofer) считает справедливым участие в сложных переговорах по CETA парламентов как можно большего числа стран.

Вдобавок ко всему у Бельгии очень странное для стороннего наблюдателя государственное устройство, при котором пять региональных парламентов наделяются особыми правами при заключении международных соглашений. Однако ни для бельгийского премьера, ни для Еврокомиссии, которая как назло заседает в Брюсселе, это не может быть сюрпризом. Реформы последних десятилетий и чрезвычайно сложная структура федеральной Бельгии были известны всем, кто хотел о них знать. Кстати говоря, немецкоговорящее меньшинство в Бельгии, 70 тысяч человек на востоке страны, тоже еще не одобрили CETA, однако их премьер-министр Оливер Пааш прячется за спины валлонов.

Ошибку совершили и канадцы. В ведении переговоров они слишком сильно рассчитывали на Еврокомиссию и недооценили индивидуальные интересы 28 стран-членов Евросоюза. Канадские эксперты только теперь понимают, что во время переговоров с ЕС нужно, собственно говоря, заключать 28 отдельных соглашений, а не одно общее всем Евросоюзом. Несмотря на то, что юридически единоличное право ведения переговоров принадлежит Еврокомиссии, входящие в ЕС страны, очевидно, не принимают это правило настолько серьезно.

Парализованный Евросоюз

Драма с переговорами по CETA дает понять, в чем именно состоят ограничения Евросоюза. Необходимость единогласия в принятии решений делает его слишком громоздким и уязвимым для шантажа. Для будущих переговоров, например с США по TTIP, или с Японией, стратегия ЕС должна быть лучше. Входящие в него страны, а также регионы, должны, где необходимо, быть раньше вовлечены в этот процесс. Это изнурительно, но неизбежно. На взгляд сторонних наблюдателей, равно как и для инсайдеров, ЕС вновь оказывается дисфункциональным. Даже свободомыслящие граждане ЕС теперь будут спрашивать, для чего вообще нужна общность, если ЕС не может справиться даже в сфере своей ключевой компетенции - торговле и работе внутреннего рынка.

Перенос подписания CETA, несомненно, разочаровывает. Но это не конец света и не конец всех торговых соглашений. В конце концов обе стороны полностью экономически заинтересованы в этом соглашении. Сейчас мы находимся только на стадии подписания. Настоящее испытание - ратификация CETA Европейским парламентом, 28 национальными парламентами и рядом региональных (в том числе валлонским) - только предстоит.

Националистические настроения как тренд

Если оглянуться назад, окажется, что Валлония, возможно, просто открыто выразила то, о чем в ЕС втайне думают многие: это недоверчивое отношение к последствиям мировой торговли и экономики. Новая волна националистических настроений превратилась в тенденцию. Лучшее выражение этого мрачного тренда - выход Великобритании из ЕС. В Германии популисты, как правые, так и левые, тоже выступают против свободной торговли с ЕС. Другие симптомы кризиса доверия - это прошедший в Нидерландах референдум об ассоциации Украины с ЕС, успех националистов на президентских выборах в Австрии, отказ Венгрии принимать беженцев.

Впереди новое голосование, новый возможный удар под дых. В начале декабря премьер-министр Италии Маттео Ренци проводит референдум, который его оппоненты уже охарактеризовали как референдум о ЕС, пусть даже это и не написано в бюллетенях. Ведь речь, собственно, идет "всего лишь" о конституционной реформе.

Автор: Бернд Ригерт, обозреватель DW

Смотрите также:

Смотреть видео 00:46

Соглашение CETA подпишут в конце октября

Аудио- и видеофайлы по теме