1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Александр Плющев

Комментарий: От фотожабы Сюткина к "пятой колонне"

Есть ли политический контекст в запрете на фотожабу певца Сюткина на контркультурном сайте? И какое развитие может получить эта, казалось бы, абсурдная история?

Валерий Сюткин

За Валерием Сюткиным могут потянуться другие селебрити

Иногда думаю: вот я - уже селебрити или еще нет? С одной стороны, лицо, вроде бы, публичное, чем мне и пеняли постоянно во время скандала со злополучным твитом. С другой - фотожаб на меня не делают, а если и делают, то "Яндекс" их не индексирует. В отличие от тысяч других знаменитостей. Так что, видимо, я еще на пути, но вот бы не пропустить момент, границу, отделяющую от этого статуса. Не только ради самоутверждения, но и чтобы знать, что уже можно, в случае не понравившейся фотожабы бежать в суд. И, хотя право у нас не прецедентное, в кои-то веки, есть надежда добиться решения в свою пользу. Ради одного этого стоит посутяжничать.

Александр Плющев

Александр Плющев

Надежду дал мещанский суд Москвы, постановивший, что изображение Валерия Сюткина в контексте изобилующей непристойностями статьи на контркультурном проекте Lurkmore нарушает приватность личных данных певца. Под личными данными здесь понимаются имя, фамилия и изображение селебрити. Их, по мнению Роскомнадзора, с которым согласился суд, употреблять можно, но лишь для сообщения общественно значимой информации.

Если не углубляться в историю интернет-субкультуры в Россию, что сильно облегчило бы понимание произошедшего, фото Сюткина стало олицетворением одного матерного интернет-мема из-за полного противоречия его смыслу, что называется, на контрасте. Причем, что важно, произошло это не на самом Lurkmore, а на другом проекте, а Lurkmore, который, по сути, является хулиганской версией Википедии, лишь написал статью об этом явлении. Впрочем, ни то, ни другое не волновало ровным счетом никого в течение четырех лет, после чего начался судебный процесс. Кстати, несмотря на решение, на момент написания этой колонки, изображения Сюткина в статье по прежнему находятся на своем месте.

Ответчик с Тонга

В этой истории - обычное для современной России нагромождение смехотворного и несуразного. На фоне чего цинизм и триггерство контркультурщиков смотрятся жалкой пародией. Чего стоит хотя бы то, что ответчиком значился вовсе не Lurkmore, а Tonga Network Information Center - компания-регистратор из далекой Океании, представители которой почему-то так и не появились в Мещанском суде Москвы. Справедливости ради стоит сказать, что привлечь авторов статьи в Lurkmore, не говоря уж про первоисточник, затруднительно, поскольку имя им легион и анонимус одновременно.

В самом же деле, речь идет не об оскорблении, унижении чести и достоинства, или, например, коммерческом использовании изображения. Нет, именно о личных данных, охрана которых, надо признать, никогда не была сильной стороной российского государства - их базы по-прежнему довольно широко продаются. И в них далеко не только имена и фамилии. Ну или случаи, когда телефоны людей, жертвовавших деньги оппозиционерам, попадали активистам прокремлевских движений.

Lurkmore не впервые привлекает внимание Роскомнадзора, его однажды даже пытались блокировать целиком, хотя, как правило, дело до суда не доходит. Определенные статьи, то и дело подпадающие под все более ужесточающееся российское законодательство, обычно блокируются для пользователей из России. Что мало смущает постоянных посетителей давно научившихся эти блокировки обходить. Зато после недавнего решения сразу два более или менее известных человека - блогер Самсон Шоладеми и писатель Эдуард Багиров - выступили с требованием удалить с Lurkmore статьи о них также из-за нарушения приватности персональных данных. Хотя насчет них у меня тоже большие сомнения, стоит ли их считать селебрити.

Причем тут Сюткин?

Сомневаюсь, что Роскомнадзор действовал именно в интересах подобных личностей, когда затевал это дело. В поисках политического мотива можно разглядеть попытку получить дополнительный повод к блокировке каких-нибудь антикоррупционных публикаций, вроде тех, что делает Навальный - они весьма часто сопровождаются подобными веселыми картинками. Казалось бы, причем тут Сюткин? Если помните, сначала от вредной информации защищали детей, а потом заблокировали Грани.ру. Ну а если прецедентов будет много, можно и закон соответствующий инициировать.

Но мне видится, что дело в другом. Таким способом Роскомнадзор просто обеспечил себя, а заодно и суды непыльной работой на много лет вперед. И хотя, кажется, эти ведомства не особенно простаивают, стопроцентно выигрышные дела лишними не бывают. Даже если багировых и шоладеми будет немного, не беда, дела несложно инициировать самостоятельно.

Интернет буквально кишит фотопародиями на российских государственных деятелей, в чем можно убедиться самостоятельно, забив в поисковике запрос “Имярек фотожаба”. Вот и нехитрый алгоритм: находишь пострадавшего, заручаешься его поддержкой (необязательно), подаешь иск в суд, вызываешь в качестве ответчика заокеанскую контору, выигрываешь процесс, отчитываешься о вкладе в защиту личных данных россиян, профит. И все это за наши с вами налоги при полном нашем непротивлении.

Интересно, потребует ли теперь Роскомнадзор удаления фотографий со всяких сайтов, типа “Враги России” и “Пятая колонна” как нарушающие приватность персональных данных разных оппозиционеров и просто не самых лояльных власти людей? Или это, по мнению надзорного ведомства, общественно значимая информация? Или они тоже пока не селебрити, хотя бы уровня Сюткина?

Александр Плющев, журналист, интернет-эксперт, популярный блогер, постоянный ведущий радиостанции "Эхо Москвы"