1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Константин Эггерт

Комментарий: "Отскок", резерв и надежда - Кремль борется с кризисом

В статье, написанной специально для DW, российский журналист Константин Эггерт пытается разобраться, есть ли у Кремля стратегия борьбы с экономическим кризисом.

Старшая дочь недавно нанесла визит в ближайший супермаркет бюджетной сети "Дикси" и возбужденно сообщила мне: такого шока от роста цен и сокращения ассортимента она не могла себе представить и в самом кошмарном сне. "Это что! - ответил мудрый и опытный отец (то есть я). - Все равно дела обстоят лучше, чем в 1991 году, когда даже в Москве на полках магазинов часто лежали пластиковые пакеты - и больше ничего". Не думаю (пока не думаю), что до такого дойдет, но экономическая ситуация удручает все сильнее.

За последние 30 лет моя страна пережила три кризиса - в конце 80-х - начале 90-х годов, в 1998-м, и 2008-2009 годах. Нынешний - четвертый. Каждый из них по-своему отражал этапы развития государства и способность политического руководства реагировать на вызовы времени.

Гуляш, дефолт и либертарианец Примаков

В последние годы существования СССР Политбюро и Совмин пытались развивать нечто вроде венгерского "гуляшного социализма", не осознавая, что в стране, в отличие от Венгрии, не знавшей частной собственности 70 лет, это невозможно. Привнесение любого рыночного элемента в тотально-плановую экономику не могло не закончиться летальным исходом для системы.

Константин Эггерт

Константин Эггерт

В последние два года правительство Николая Рыжкова и Валентина Павлова пыталось справиться с коллапсом всем известным ему набором мер советского государственного регулирования - от контроля цен через введение карточек на сахар, водку и табак, до конфискации сбережений в 1991 году. Это лишь ускорило крах системы.

В 1998 году дефолт стал драматическим, но неизбежным шагом кабинета Сергея Кириенко. Ведь объявление об отказе платить по долгам - тоже своего рода стратегия, пусть и вынужденная. За дефолтом последовал едва ли не месяц дискуссий в Государственной думе о путях выхода из ситуации и две попытки президента Бориса Ельцина вновь назначить на пост премьера Виктора Черномырдина (вы не поверите, но было в совсем недавней российской истории и такое).

Затем в Белый дом на Краснопресненской набережной въехал Евгений Примаков - и не стал делать вообще ничего! Кабинет, в котором число чиновников советской эпохи сначала шокировало многих журналистов и экспертов, оказался самым либертарианским правительством в истории России. Оно вообще не стало вмешиваться в положение дел - и уже через полтора-два года экономика ожила. Причем случилось это еще до бума нефтяных цен.

Вчерашние рецепты для сегодняшнего кризиса

В 2008-2009 годах кабинет тогдашнего премьера Владимира Путина использовал для борьбы с кризисом метод "залива проблем деньгами". Можно спорить, насколько правильным было это решение, но оно логично вытекает из двух вещей - оценки кризиса как потенциально краткосрочного (оправдавшиеся лишь отчасти) и наличия немалых запасов Резервного фонда (мол, "зачем копили, если не на черный день!"). Судя по всему, этот выбор был ошибочным. 2008-2010 годы были последним шансом провести глубокие структурные реформы в условиях мягкого авторитаризма и, в целом, благоприятного для этого общественного климата.

контекст

Сегодня масштаб кризиса стремительно приближается к показателям 2008 года, а внешнеполитическая и внешнеэкономическая ситуации намного хуже, чем были шесть лет назад. Начиная с первой волны санкций ЕС и США, представители бизнеса отчаянно призывали Кремль: Используйте кризис для раскрепощения энергии бизнеса! Призывы услышаны не были. Пожар тушат старыми средствами - накачивают экономику деньгами. Триллионная "докапитализация банков" и антикризисный план правительства, предполагающий раздачу средств стратегически важным отраслям, плюс поддержка госкорпораций из средств Фонда национального благосостояния, - это методы директивной экономики тотального контроля.

Если бы в конце восьмидесятых у СССР не кончились деньги, проблемы решались бы именно так. На этом фоне не удивительно звучат требования президента Путина к губернаторам "следить за ценами" в регионах и пресекать их необоснованное повышение, и свежее предложение о возрождении практики отправки студентов на сельхозработы.

В надежде на "отскок".

По-своему, это даже логично. Российское руководство не собирается отказываться от идеи полного контроля над экономикой. Бизнес - что большой, что мелкий - оно неизменно подозревает либо в жульничестве, либо в политической неблагонадежности. Конфликт с Украиной и санкции лишь убеждают Кремль, что ничто нельзя "пускать на самотек". В этих условиях остается лишь призывать как предпринимателей, так и граждан вообще к терпению и мобилизации.

Высокопоставленный сотрудник одного из государственных банков сказал мне на днях: "Структура директивного управления экономикой развалилась вместе с Советским Союзом. Ни за пару месяцев, ни даже за пару лет ее не восстановишь. Остается надеяться на "отскок" цены нефти и усталость европейского бизнеса от санкций". На вопрос "Что будет, если нефть не "отскочит", а санкции сохранятся?" ответа я не получил.

Константин Эггерт, российский журналист, обозреватель радиостанции "Коммерсант FM"