1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Инго Маннтойфель

Комментарий: Отрадное дополнение к российскому параду Победы

Участие солдат из США, Великобритании, Франции и Польши в военном параде на Красной площади - это больше чем воспоминание об антигитлеровской коалиции во Второй мировой войне, считает Инго Маннтойфель.

Коллаж к рубрике ''Мнения''

Даже через 65 лет после окончания Второй мировой войны 9 мая остается в постсоветской России важнейшей политической памятной датой и, согласно опросам, самым любимым народным праздником после Нового года. Ведь в День Победы жители России вспоминают те ужасные страдания, которые принесла почти в каждую российскую семью развязанная нацистской Германией война.

Демонстрация статуса

С середины 1960-х годов помпезный военный парад на Красной площади являлся неотъемлемой частью празднования 9 мая. Тем самым кремлевское руководство хотело продемонстрировать собственную военную мощь и статус супердержавы как своему народу, так и всему миру. Правда, первый российский президент Борис Ельцин на несколько лет отказался от показа российской военной техники во время парада. Однако его преемник Владимир Путин с 2000 года вновь счел нужным вернуться к практике демонстрации военной мощи.

Ничего не изменилось и при президенте Дмитрии Медведеве. Поэтому и к нынешнему 65-летнему юбилею победы над гитлеровской Германией российские вооруженные силы показали во время гигантского шоу свой современный арсенал: от бронетранспортеров и противотанковых вертолетов до межконтинентальных ракет с ядерными боеголовками на мобильных пусковых установках. Если не принимать во внимание тот факт, что на фоне известных проблем российской армии и военно-промышленного комплекса не до конца понятно, что является действительно проявлением мощи, а что - просто фасадом, то парад был призван символизировать претензию России на роль сильной военной державы 21 века.

Символ внешнеполитической концепции

Но была в церемонии проведения парада и новая, сознательно инсценированная российским руководством в лице президента Медведева и премьер-министра Путина часть. В первый раз по Красной площади прошли воинские подразделения из Польши, Франции, Великобритании и США. Привлечение к участию в параде военнослужащих из этих стран означает не только исторически корректный взгляд на антигитлеровскую коалицию во Второй мировой войне. В гораздо большей степени участие солдат из стран НАТО в параде Победы является совершенно четким внешнеполитическим сигналом как для дня сегодняшнего, так и для будущего: российское руководство намерено заявить о своем стремлении к политическому сближению с Европой и Западом.

Тем же самым можно объяснить и то, что в конце парада прозвучала финальная часть 9-й симфонии Бетховена, которая является гимном Совета Европы и Евросоюза. Эти прозападные и проевропейские дополнения к параду Победы не случайны и созвучны улучшающимся российско-американским и российско-польским отношениям.

В определенном смысле российский парад, посвященный 65-летию Победы, в сжатой форме символизирует современную российскую внешнеполитическую концепцию: Россия хочет стать партнером Запада в качестве сильной державы. И это хорошо - для России и для Запада.

Автор: Инго Маннтойфель, руководитель отдела Восточной Европы и главный редактор русской редакции Deutsche Welle
Редактор: Глеб Гаврик

Контекст