1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Мнения

Комментарий: Не сила, а ответственность

Бывший министр иностранных дел ФРГ Ганс-Дитрих Геншер в специальном комментарии для DW рассуждает о роли Германии и Европы.

Люди, взявшись за руки, стоят на Берлинской стене перед Бранденбургскими воротами 10 ноября 1989 года

На следующий день после падения Берлинской стены 9 ноября 1989 года

Германия заняла свое место там, где оно предназначено для нее, а именно - в центре Европы. Французский писатель Поль Клодель летом 1945 года сказал: "Вы, немцы, не должны желать господства в Европе. Вместо этого вы, живущие в центре и окруженные столькими соседями, как никакая другая страна, должны помочь народам вокруг себя понять, что только вместе у нас всех есть будущее". Вот это и есть европейская Германия.

Ганс-Дитрих Геншер

Ганс-Дитрих Геншер

В принципе, ФРГ, то есть, западная часть Германии, непосредственно после катастрофы, вызванной правлением национал-социалистов и Второй мировой войной, осознала эту историческую ответственность и действовала сообразно с ней.

Давнее решение об интеграции в западные структуры определило местоположение западной Германии для всех немцев: в сообществе западных демократий. С тех пор разделенная, побежденная страна стала искать пути для примирения и согласия между Западом и Востоком.

Преодолеть, а не отодвинуть разделение

Немецкая "восточная политика" дала шанс открыть новую страницу в отношениях между Западом и Востоком. Но это стало возможным только при поддержке всех стран как на Западе, так и на Востоке. Объединительной площадкой стало Совещание по безопасности и сотрудничеству в Европе (СБСЕ), участники которого в 1975 году подписали Заключительный акт, давший международному сообществу политическую концепцию, охватывающую пространство от Ванкувера до Владивостока.

Не будем забывать: североамериканские демократии на одной стороне и весь СССР, включая его азиатскую часть, на другой. Итогом стало преодоление разделения не только Германии, но и Европы! "Правда?" - может спросить тот, кто смотрит на политическую карту сегодня. Вопрос резонный. Кажется, что некоторые хотели бы вовсе не преодолеть разделение Европы, а лишь перенести разделительную полосу из европейского центра дальше на восток. Но это было бы историческим недоразумением!

К тому же, это нарушило бы принципы, положенные в основу Парижской хартии, принятой 21 ноября 1990 года. Участники СБСЕ высказались тогда за новый проект сотрудничества на всем пространстве стран-членов.

Импульсы для единства Европы

Так же, как ФРГ после Второй мировой войны дала импульсы европейскому интеграционному процессу, так и сегодня объединенная Германия призвана дать новые импульсы европейскому единению. Преимущественно по двум направлениям. Во-первых, процесс единения следует ускорить со всей ясностью и решительностью. Вопрос стоит не в том, нужно ли нам больше или меньше Европы, а в том, работаем ли мы по ее укреплению или возвращаемся в старые окопы. Во-вторых, это означает, что Европу нельзя снова разделять, когда объединение дало так много хорошего.

Какова роль Германии во всем этом? Она не должна подгонять, но должна быть мотором, генератором идей - выполнять ту роль, которая напоминает о призыве Клоделя, сделанном им в 1945-м. Речь идет о том, чтобы в возникающем миропорядке сделать Европу своего рода опытной лабораторией, которую везде можно было бы считать справедливой. Одним словом, новая Германия в новой Европе значит не больше силы, а больше ответственности. Ответственности за мир равноправия и равенства, но не господства; в мире, где каждому ясно: не будут долго идти хорошо дела у одного народа, если у другого они долго не в порядке. Это результат глобальной взаимозависимости, которая превращает народы мира не просто в мировое содружество, а в содружество, связанное одной судьбой и стремлением выжить.

Ганс-Дитрих Геншер с 1974 по 1992 годы был министром иностранных дел, а также вице-канцлером ФРГ, внесшим значительный вклад в воссоединение Германии