1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Европа

Комментарий: Неуправляемое пламя

Даже спустя 100 лет после сараевского убийства в Европе нет единого мнения об этом происшествии. В том, что это так - нет ничего плохого, считает обозреватель DW Драгослав Дедович.

Драгослав Дедович

Драгослав Дедович

Когда 100 лет назад Гаврило Принцип трижды выстрелил из пистолета, он вряд ли мог себе представить, какой вихрь событий последует за этим: убийство наследника престола Австро-Венгрии спровоцировало начало Первой мировой войны, в результате которой распались четыре европейские империи и погибло 15 миллионов человек.

Также в результате этих событий в 1918 году было создано новое южнославянское государство под предводительством Сербии. Гаврило Принцип и его сообщники из революционной организации "Млада Босна" ("Молодая Босния") перед войной были убеждены, что это станет важнейшим шагом на пути освобождения всех южных славян, находящихся под иностранным господством.

Цена такого шага оказалась слишком высокой: в ходе Первой мировой войны Сербия потеряла более четверти своего населения! Так что вновь образованное "государство южных славян" было больше похоже на лазарет и кладбище, чем на "путь к свободе". Как, впрочем, и многие другие части Европы. Старая Европа - континент, считавший себя колыбелью и центром цивилизации, разрушил сам себя.

Убийство в Сараево даже спустя столетие не дает покоя многим не только в Сараево или в Белграде, но и в Вене и других уголках Европы. Потомки бывших врагов дискутируют о причинах и об ответственности за произошедшее. Зачастую такие дебаты - если они проходят за пределами рафинированных университетских кругов - подаются в упрощенном виде, с использованием неверных определений. Таких, к примеру, слов, как "вина". Кто виновен в том, что началась война?

В поиске ответа на этот вопрос часто используется многозначный термин "террорист". Но разве не должны те, кто называет Гаврило Принципа террористом, также использовать это обозначение и для Ли Харви Освальда, предполагаемого убийцы президента Джона Ф. Кеннеди? Или, в таком случае, и для Брута - убийцы Гая Юлия Цезаря? Нет, их террористами не называют. Почему? Да потому, что Гаврило Принцип идеально подходит на роль главного виновника, ведь это отвлекает внимание от других ответственных за начало кровавой мясорубки Первой мировой. Проще возложить вину за 15 миллионов убитых на 19-летнего юношу с пистолетом, нежели на тогдашних правителей с их имперскими амбициями.

Под властью стереотипов

Традиционное восприятие убийства в Сараево все еще кардинально различается, не только в странах бывшей Югославии, но и во многих других регионах Европы. Чтобы в этом убедиться, достаточно проглядеть страницы в крупнейшей интернет-энциклопедии "Википедия".

Так, на немецкоязычной станице посвященной Гаврило Принципу, его называют "преступник-сепаратист". Британцы утверждают, что Принцип был "югославским националистом". На русскоязычной странице можно найти информацию, отсутствующую на немецкой: Гаврило Принцип состоял в организации "Млада Босна", которая боролась против оккупации своей страны Австро-Венгрией. Страница на боснийском языке называет Принципа "сербским националистом", а в хорватской версии указано, что он был близок к хорватским борцам против дуалистической монархии. Словенская версия отражает то, что могло бы, вероятно, стоять на несуществующей австро-венгерской странице в свободной энциклопедии: Принцип был членом террористической организации "Млада Босна".

В чем причина того, что в 2014 году мы до сих пор не можем создать единую картину произошедшего? Вполне может быть, что немалую роль для нас, европейцев из разных государств, до сих пор играют истории и рассказы о справедливой (или не совсем) борьбе нашего народа в Первой мировой войне, глубоко засевшие в нашем национальном самосознании. Через эту призму мы смотрим на сараевское убийство, на Гаврило Принципа, его деяние и его жертв - наследника австро-венгерского престола, эрцгерцога Франца Фердинанда и его жену Софию.

В подобной ситуации каждый европеец должен задать себе один простой вопрос: неужели такая однобокость в мышлении становится менее "однобокой", даже если таким образом подтверждаются наши самые застарелые клише?

"Единство в разнообразии"

Столетие спустя это выглядит уже пережитком: В Белграде планируют установить памятник Гаврило Принципу. Одновременно с этим, в утешение поклонникам исчезнувшей австро-венгерской империи, городские власти Сараево (Босния и Герцеговина) вот уже в течение года серьезно задумываются о возведении памятника Францу Фердинанду и его жене.

Но сегодня речь уже не идет об абсолютной правде, пропаганде, признании вины или покаянии. Гораздо важнее сейчас понять, насколько мы, европейцы, можем принять различия между нашими народами, причем без того, чтобы делить мир по примитивной схеме "друг-враг". В этот юбилейный год необходимо относиться друг к другу с особым терпением, руководствуясь в первую очередь принципом "единство в многообразии". Так как главное, чему нас может научить эта история, это то, что никакое насилие не может стать решением, в какой бы форме оно ни проявлялось - оккупация, аннексия, терроризм или покушение.

В этот день, когда мы вспоминаем о страшном инциденте, ставшим точкой отсчета для первой мировой катастрофы, мне бы все же хотелось немного избавиться от излишней серьезности в отношении прошлого. Поэтому я предлагаю: в будущем перекрыть 28 июля улицу имени Гаврилы Принципа в Белграде и устроить на ней концерт шотландской группы Franz Ferdinand (Франц Фердинанд). И пусть они исполняют все свои лучшие хиты, к примеру, "This Fire is Out of Control" ("Это пламя неуправляемо").

Автор: Драгослав Дедович, обозреватель DW

Смотреть видео 04:10

Первая мировая война: уроки на будущее (30.03.2014)

Аудио- и видеофайлы по теме