1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Мир

Комментарий: Неубедительный приговор бостонскому бомбисту

Вести процесс в Бостоне изначально было ошибкой. Когда весь город потрясен терактом такого масштаба, присяжным и судьям сложно оставаться непредвзятыми, считает Геро Шлис.

Джохар Царнаев, рисунок судебного художника

Джохар Царнаев, рисунок судебного художника

Это был крупнейший теракт в США после событий 11 сентября. Психической травматизации подвергся целый город, в шоковом состоянии пребывала вся страна. Ужасающие кадры из Бостона глубоко врезались в коллективную память американцев. Три человека погибли, многие из 264 пострадавших лишились рук и ног, их здоровье было на долгое время подорвано. Является ли смертная казнь в силу всего вышесказанного единственно возможным видом наказания?

Я абсолютно убежден: Нет!

Но тяжесть преступления и общественное давление, по всей видимости, не оставили прокуратуре другого выбора и лишили защиту пространства для маневра, позволившего бы путем договоренностей предотвратить самое жестокое наказание.

Геро Шлис, корреспондент DW в Вашингтоне

Геро Шлис, корреспондент DW в Вашингтоне

Таким образом, приговор стал победой прокуратуры, одержанной нелегким путем. Горькое поражение потерпела защитница Юдит Кларк, напрасно пытавшаяся добиться смягчения наказания, указывая на молодой возраст Царнаева и его подверженность чужому влиянию.

Больше никаких сомнений?

Сторона обвинения смогла убедить двенадцать членов жюри присяжных в том, что Джохар Царнаев - это хладнокровный убийца, спланировавший и совершивший коварное и безжалостное преступление. На видеозаписях присяжным была представлена вся чудовищность теракта в самых жестоких подробностях. Обвинение дало понять, что атака была политически мотивированным действием, актом терроризма.

Ни у одного из двенадцати присяжных после этого не возникло никаких сомнений.

Но если проанализировать процесс и последовавший за ним приговор безучастно и спокойно, возникают существенные сомнения. Еще хорошо помнится, с каким трудом удалось суду убедить бостонцев стать участниками жюри присяжных. Теракт затронул лично почти каждого жителя города - напрямую или через друзей и родственников. Едва ли можно представить себе, что избранные присяжные остались непредвзятыми. К этому стоит добавить, что в их число вошли только те, кто в принципе не имеет проблем со смертной казнью и вполне готов вынести этот приговор. И хотя этот критерий отбора установлен законом, он бросает не самый выгодный свет на американскую судебную систему.

Врожденный порок процесса

Вести процесс в Бостоне изначально было ошибкой. Когда весь город потрясен терактом такого масштаба, сложно непредвзято и без стороннего влияния добиться справедливости. Именно поэтому в 1995 году процесс по делу террористов, совершевших жестокий теракт в Оклахоме, был перенесен в Денвер.

Новый министр юстиции Лоретта Линч поторопилась похвалить вынесенный Царнаеву приговор и признать его соразмерным наказанием за страшное преступление. Но и она не сможет предотвратить горького послевкусия, оставшегося после судебного процесса и вынесенного приговора.

Свободно принятое решение?

Чтобы не возникло недоразумений: преступление Царнаева - чудовищно, отвратительно и заслуживает соответствующего жесткого наказания. Вопрос лишь в том, действительно присяжные и судьи были полностью свободны, принимая решение, и убедителен ли вынесенный впоследствии приговор в виде смертной казни. У меня остаются сомнения.

При подаче апелляции защита будет наверняка руководствоваться именно этими аргументами. Министр юстиции Линч выразила надежду на то, что жертвы теракта и их семьи теперь смогут примириться с утратой. Вполне благое желание. Апелляционное разбирательство может затянуться на годы. Все это время картины происшедшего в Бостоне будут продолжать мучить жертв теракта и их семьи. И Джоахар Царнаев будет оставаться частью этой истории.

Аудио- и видеофайлы по теме