1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Политика и общество

Комментарий: Мы не позволим себя запугать!

Несмотря на опасность атак со стороны боевиков ИГ, джихадистов и радикальных фанатиков, западное общество не вправе отступать от своих принципов, считает Феликс Штайнер.

Аэропорт Тегель в Берлине

Аэропорт Тегель в Берлине

Вначале были атакованы два военнослужащих в Монреале. Двумя днями позже произошло нападение на почетный караул у мемориала погибшим воинам и стрельба в парламенте Оттавы. Жертвы были выбраны совершенно произвольно. Точно так же, как и жертвы теракта в Еврейском музее Брюсселя в мае этого года. Или солдат британской армии, которого в прямом смысле разрубили на части два террориста на улице Лондона год назад. Во всех случаях преступниками были радикальные исламисты. Слепое насилие в центрах мегаполисов западного мира вселяет страх. Должно вселять. Ведь это и есть сущность терроризма.

Нечто подобное может произойти и в Германии. Уже сегодня. Или завтра. Ведь здесь также проживают религиозные фанатики. Более 450 из них, по всей видимости, уже отправились в Сирию или Ирак, чтобы примкнуть к боевикам "Исламского государства". А около сотни террористов, скорее всего, уже вернулись в Германию. С еще более радикальными взглядами, чем до отъезда. С опытом боевых сражений и привыкшие к беспощадности. Эксперты по вопросам безопасности называют их бомбами замедленного действия.

Стремление к абсолютной безопасности

Феликс Штайнер

Феликс Штайнер

Как же справиться с этой угрозой? Можем ли мы себя защитить? Мы, так высоко ценящие безопасность, что надеваем шлем, катаясь на велосипеде и на лыжах? Но если быть честными перед собой, придется признать: абсолютной защиты не существует. От преступников в Монреале, Оттаве, Брюсселе или Лондоне ее нет.

Можно ли считать это трагедией? Вовсе нет. Ведь мы соблюдаем правила безопасности далеко не во всех аспектах нашей жизни. В Германии из-за неосторожности во время поездок на автомобиле или мытья окон с каждым годом гибнет все больше людей - гораздо больше, чем от рук террористов. И, тем не менее, никто не отказывается от путешествий и не живет в доме с потускневшими и пыльными окнами.

Единственно правильное решение

Моего героя недели зовут Стивен Харпер. После второго нападения на жителей своей страны канадский премьер-министр сделал уверенное и единственно возможное заявление: "Мы не дадим себя запугать!"

Мы не дадим себя запугать. Это не означает ничего другого, как только лишь: мы хотим оставаться открытым обществом. Мы хотим оставаться свободным обществом. И мы хотим быть обществом в правовом государстве.

И поэтому каждый в свободном западном обществе должен суметь жить беспрепятственно и не быть отягощенным общими подозрениями. Каждый - будь он христианином, мусульманином, буддистом или атеистом. И именно поэтому западное общество продолжает оставаться открытым для мигрантов. Особенно когда их жизнь подвергается опасности на родине. Заявление "Мы принимаем только христиан" не решит проблемы в стране, которая обязалась жить по принципам открытого общества.

Мы - свободная страна, и мы и в дальнейшем будем жить согласно принципам свободы. Мы будем организовывать рождественские рынки, и посещать их тысячами. Мы будем ходить на футбольные стадионы и смотреть на игру женских команд - даже если на спортсменках будут короткие спортивные штаны! Мы будем жить так, как и раньше. И постараемся как можно меньше размышлять, где нас может подстерегать опасность и от кого она может исходить.

Толерантность и правовое государство

Свободное общество - это, прежде всего, толерантное общество. Здесь каждый может думать и говорить то, что он хочет. Толерантность заканчивается там, где действия одного ограничивают свободу другого. И прежде всего в том случае, если речь идет об основах нашего сосуществования - это урок, вынесенный Германией из истории и заключающийся в том, что государство не должно предоставлять свободу действий своим врагам. Поэтому запрет на джихадистскую пропаганду в Германии воспринимается как что-то само собой разумеющееся и не противоречит этим принципам.

Устойчивость и стабильность государства проявляется, в первую очередь, во время кризиса: оно должно оставаться верным своим принципам, даже когда речь идет о врагах. И поэтому одного лишь подозрения недостаточно для того, чтобы прослушивать телефон, арестовывать, конфисковывать паспорт или лишать гражданства. Или создавать зоны беззакония, подобные тюрьме Гуантанамо. Правовое государство - ценность сама по себе. Перед нашими законами все равны. Даже если радикальные фанатики лишают нас достоинства и зверски расправляются с гражданами нашей страны, записывая казнь на видео, мы будем обращаться с преступниками согласно принципам правового государства.

Мы не дадим себя запугать - иначе это стало бы победой терроризма.

Автор: Феликс Штайнер, обозреватель Deutsche Welle

Смотреть видео 02:37

Откуда в Германии сторонники "ИГ"? (14.10.2014)

Аудио- и видеофайлы по теме