1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Олег Кашин

Комментарий: Можно ли победить коррупцию в феодальном государстве?

Журналист Олег Кашин в специальном комментарии для DW скептично оценивает очередные антикоррупционные успехи российских властей.

Российские таблоиды с удовольствием описывают подробности разгульной жизни уже бывшего сахалинского губернатора Александра Хорошавина: подаренные любовницам внедорожники, потраченные в ресторанах миллионы и прочие вещи, более уместные в глупых кинокомедиях, чем в быту главы не самого благополучного российского региона.

Параллельно в новостях развивается сюжет о махинациях в российском тюремном ведомстве - оказывается, браслеты для домашнего ареста закупались по цене, многократно превышающей их стоимость, и бывший глава ФСИН Александр Реймер, пойманный на махинациях с браслетами, теперь лично может оценить содержание в тюрьме не как начальник, а как обычный подследственный. Борьба с коррупцией вышла на новый уровень: российское государство старательно демонстрирует готовность избавляться от коррупционеров, какие бы высокие посты они ни занимали.

Семейные хроники кадровой политики

Одновременно в новостях мелькают другие фамилии, своего рода положительные примеры - по крайней мере, именно так о них говорит пресс-секретарь Владимира Путина Дмитрий Песков. 33-летний сын секретаря российского Совета безопасности Николая Патрушева Андрей возглавил в государственной "Роснефти" направление шельфовых разработок, присоединившись к уже очень многочисленной группе потомственных российских государственных топ-менеджеров.

Олег Кашин

Олег Кашин

Среди них - и старший брат Андрея Патрушева Дмитрий, возглавляющий "Россельхозбанк", и его сокурсник по академии ФСБ, сын руководителя российской разведки Павел Фрадков, работающий заместителем главы Росимущества, и брат Павла Фрадкова Петр, первый заместитель главы Внешэкономбанка (он занял место Александра Иванова, утонувшего сына главы президентской администрации), и сын главы "Роснефти" Иван Сечин, получивший в начале года медаль ордена "За заслуги перед отечеством" и работающий в том же шельфовом департаменте, который предстоит курировать Андрею Патрушеву.

Российская государственная кадровая политика давно неотделима от семейной хроники высших руководителей государства. В условиях, когда власть не меняется как минимум второе десятилетие, одни и те же люди занимают высшие посты, отдавая своим детям статусные должности в государственных компаниях и банках. Это больше похоже на феодализм, чем на нормально функционирующую рыночную экономику. Известно ли что-нибудь о коррупции в феодальном обществе, возможна ли она вообще, по какому критерию стоит ее оценивать? Коррупция - это преступление, нарушение закона. Но если вместо закона - система личных отношений, замкнутая на личность главы государства, можно ли в такой системе вообще говорить о коррупции или, тем более, бороться с ней?

Непобедимая российская коррупция

Быт и нравы российских чиновников - это давно сложившаяся система, не являющаяся секретом ни для кого в России. На разоблачениях чиновничьей коррупции сделал карьеру самый популярный российский оппозиционер Алексей Навальный, сайт его фонда полностью состоит из описаний роскошных дворцов российских чиновников в разных точках планеты, их незадекларированных бизнесов и прочих очевидных признаков коррупции. В обществе давно сложился консенсус, что чиновников, живущих на одну зарплату, в России не существует, это просто невозможно.

Но если коррумпированы все, что тогда вообще можно считать коррупцией? Российская власть демонстрирует обществу браслеты Реймера и авторучки Хорошавина, но никакой антикоррупционный пиар не в состоянии убедить россиян, что очередной арестованный за коррупцию чиновник - это эксцесс, исключение из правил. Неудивительно, что каждый новый коррупционный арест заставляет политологов рассуждать о том, что хотела сказать власть этим арестом региональным или силовым элитам.

Относиться к аресту коррупционера просто как к аресту коррупционера не готов даже самый наивный россиянин. В существующей сегодня в России системе государственного управления любая борьба с коррупцией будет заведомой утопией, потому что коррупционной остается сама основа государственного устройства со всевластием администрации президента, подконтрольными Кремлю судами и избиркомами, ограниченной свободой СМИ и государственно-монополистической экономикой.

Как ни парадоксально, но даже самые одиозные фигуранты коррупционных уголовных дел в такой системе будут прежде всего жертвами политических интриг, а вовсе не желания государства победить коррупцию. Победить коррупцию в России значило бы победить государство. Такая победа сегодня невозможна.

Автор: Олег Кашин - независимый журналист, работал в журналах "Русская жизнь", "Эксперт", газетах "Коммерсант", "Известия", был членом Координационного совета российской оппозиции