1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Андрей Гурков

Комментарий: Мир вокруг меняется, мы этого пока просто не заметили

Было бы иллюзией думать, будто тяжелейший за полвека экономический кризис пройдет бесследно. Мы еще удивимся тому, насколько глубокими окажутся структурные сдвиги и насколько серьезно изменятся потребительские привычки.

Логотип рубрики Комментарий

Ну, вот мы вроде бы и оставляем позади тяжелейший за полстолетия кризис. Окружающий нас мир так и не рухнул в тартарары, а потому есть соблазн с напускным возмущением спросить: "А где же все те страшные последствия, которыми нас так пугали?"

Страшных последствий, действительно, не видно. Большое спасибо за это и правительствам, залезшим в огромные долги ради финансирования программ стимулирования экономик, и центробанкам, буквально завалившим рынки дешевыми деньгами, и компаниям, воздерживавшимся по мере сил от массовых увольнений. Но и мы, рядовые вкладчики и покупатели, тоже не сплоховали: мы не стали в панике изымать деньги из банков и постарались в походах по магазинам сохранить привычные стандарты потребления.

Пять тенденций, которые будут менять экономическую жизнь

И все же ощущение, будто все постепенно возвращается на круги своя, весьма обманчиво. Во-первых, сам кризис еще не закончился - прошла только его горячая фаза, фаза рецессии. Во-вторых, даже самый мощный экономический обвал не меняет жизнь в одночасье. Он лишь резко обостряет имеющиеся проблемы и противоречия, дает толчок уже наметившимся тенденциям и порождает новые.

Думается, что в 2010 году мы столкнемся как минимум с пятью кардинальными трендами, которым в обозримом будущем предстоит серьезно изменить окружающую нас экономическую жизнь.

Не "кредитный паралич", но "кредитная сдержанность"

Пожалуй, самой весомой тенденцией может стать пересмотр прежней практики кредитования. При этом тот "кредитный паралич", о котором в европейских деловых и политических кругах говорят как о крайне опасной угрозе, является всего лишь верхушкой айсберга. Ведь рано или поздно банки перестанут панически бояться давать деньги кому бы то ни было.

Но вот к былой щедрости, граничащей с легкомыслием, они наверняка больше не вернутся. Многие финансовые институты, пережив нынешний кризис и активное вмешательство государства в их дела, сами не захотят идти на излишние риски, да и регуляторы постараются этого не допустить.

Так что заемных денег на планете будет явно меньше, и это почувствуют на себе и предприятия, и частные лица. В результате может существенно измениться характер всей экономической жизни. Ведь огромное количество как промышленных, так и индивидуальных потребительских проектов осуществлялось в прошлом целиком и полностью в кредит. В частности, бурный рост российских компаний и инвестиционные проекты в России западных фирм в значительной мере финансировались именно посредством заемного капитала.

Падение покупательной способности топ-менеджеров

Вторую кардинальную тенденцию можно обозначить как "относительное обеднение топ-менеджеров". Европейские и американские власти непременно добьются своего и существенно ограничат размеры бонусов банкирам и управленцам, причем не только высшего, но и среднего звена. Да и ожидаемые в ближайшие годы скромные результаты хозяйственной деятельности многих компаний не позволят начальникам претендовать на слишком щедрые премии. Россию эта тенденция коснется, скорее всего, в меньшей степени, поскольку во многих российских компаниях, в отличие от западных, ключевую роль по-прежнему играют не столько наемные менеджеры, сколько собственники.

Различные проявления "кризиса бизнес-класса"

Неминуемое снижение покупательной способности мировой менеджерской элиты еще больше обострит то, что я назвал бы "кризисом бизнес-класса" и обозначил как третью основополагающую тенденцию. Речь идет, естественно, не только об авиакомпаниях, которые испытывают растущие трудности при заполнении своих более дорогих и комфортных мест, так как фирмы все чаще заставляют своих высокопоставленных сотрудников летать в командировки в эконом-классе.

Нарастающий "кризис бизнес-класса" - явление куда более широкое: с ним уже столкнулись и торговцы недвижимостью, и престижные курорты, и дорогие рестораны, и эксклюзивные бутики, и художественные салоны вместе с аукционами, и дома моды, и производители всего того, что можно назвать "предметами роскоши" - от дорогих шоколадных конфет до дорогих часов. Этот тренд в полной мере почувствовали уже и автомобилестроители, выпускающие машины премиум-класса. Не случайно они начинают сейчас все активнее выпускать сравнительно небольшие машины.

В такой ситуации работающие в данном сегменте западные фирмы постараются сделать упор на состоятельных клиентов из стран с развивающимися экономиками, на китайских, индийских, российских и прочих нуворишей, жадных до всяческих удовольствий и символов успеха. Так что россияне с деньгами от этой тенденции в материальном плане скорее даже выиграют.

Ценностная переориентация на "устойчивое развитие"

Однако было бы огромной ошибкой полагать, будто "кризис бизнес-класса" связан лишь с нехваткой денег у определенной социальной прослойки. Причина тут гораздо глубже: нынешний глобальный кризис заметно ускорил в западных обществах уже обозначившуюся ранее ценностную переориентацию.

Погоня за максимальной прибылью и расточительный образ жизни, наносящие очевидный вред окружающей среде, нынче не в моде и не в чести. Четвертый ярко выраженный тренд в высокоразвитых странах обозначается весьма расплывчатым, но употребляемым все чаще термином "устойчивое развитие". В результате прежнее понятие "уровень жизни", делающее упор на материальной стороне дела, теперь уступает место почти философской категории "качества жизни", предполагающей повышенное внимание к социальным аспектам, в особенности к вопросам экологии. "Зеленеющее" сознание потребителей заставляет "зеленеть" и деловой мир. Когда-нибудь эта тенденция дойдет и до России.

Разворот в сторону энергосбережения и возобновляемых источников

Со стремлением обеспечить отдельным странам и всей нашей планете "устойчивое развитие" тесно связан наблюдающийся сейчас буквально повсюду разворот в сторону энергосберегающих технологий и альтернативных источников энергии. Нынешний кризис придал этой тенденции мощнейший импульс. Ведь он разразился не только из-за нагромождения проблем на американском рынке ипотечного кредитования, но и из-за безудержного взлета цен на энергоносители. Вспомните: рецессия в странах ЕС началась во втором квартале 2008 года, почти за полгода до банкротства Lehman Brothers и резкого обострения ситуации в банковском секторе.

Цены на нефть на уровне 150 долларов заставили западные общества окончательно осознать, что запасы ископаемых минеральных ресурсов стремительно подходят к концу, а потому необходимо срочно осваивать возобновляемые источники энергии и одновременно всеми силами снижать ее потребление, изобретая все новые и новые экономичные технологии.

Эта тенденция для России особенно опасна, поскольку ставит под сомнение средне- и долгосрочные перспективы ее важнейших экспортных товаров - нефти и газа. Если в ближайшее десятилетие они окажутся не столь востребованы, как до сих пор прогнозировалось, могут зашататься все схемы финансирования гигантских российских проектов по добыче и доставке энергоносителей - и это в условиях, когда получать новые кредиты, как мы только что выяснили, станет намного труднее, чем раньше.

Автор: Андрей Гурков , экономический обозреватель Deutsche Welle
Редактор: Сергей Вильгельм

Архив

Контекст