1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Германия

Комментарий: МИД Германии и его "коричневое" прошлое

Германию принято считать примером критичного осмысления собственной истории. Однако были и белые пятна. МИД претендовал на роль "бастиона пассивного сопротивления" нацистам. Но это оказалось мифом.

Комментирий

Немецкие дипломаты во время Второй мировой войны участвовали в Холокосте, помогали его организовать. В это трудно поверить, но это - факт. Еще больше поражает то, что те же люди, которые участвовали в нацистской политике массового уничтожения, после войны сохранили свои посты, сделали карьеру и помогали друг другу избежать разоблачения.

"Бастион пассивного сопротивления"?

Но не менее поразительно и то, что понадобилось 65 лет, чтобы эти факты стали предметом дискуссии немецкой общественности. А ведь многое было известно и до публикации нашумевшего сейчас исследования о роли МИДа в годы национал-социализма.

В 1979 году вышла книга британского историка о соучастии немецких дипломатов в организации того, что национал-социалисты называли "окончательным решением", то есть массового уничтожения европейских евреев. Детально описано конкретное соучастие МИДа в Холокосте. Дипломаты подписывали приказы о депортации. МИД Германии был частью национал-социалистической машины уничтожения. И даже раньше, в 50-е годы прошлого века хватало свидетельств того, что внешнеполитическое ведомство отнюдь не было "бастионом пассивного сопротивления" Гитлеру, как это многие хотели представить.

В поисках другой, "лучшей " Германии

Короче говоря, многое было известно. И почти все было забыто. Критичное осмысление истории "третьего рейха" в Германии, которое ставят в пример многим другим странам, было еще и историей попыток вытеснить из памяти неприятные факты. Элиты зачастую сознательно препятствовали критичному подходу к их собственному прошлому. А общественность закрывала на это глаза. Почему?

Рамон Гарсия-Цимзен

Рамон Гарсия-Цимзен

После окончания войны немцы активно занялись поисками "другой", "хорошей" Германии - той, которая якобы не запятнала себя преступлениями. Той, которая пусть и не оказывала активного сопротивления, но и не бежала гурьбой за нацистскими крысоловами. Той, которая сохранила иммунитет от нацистского безумия. Германии, которой, может быть, даже можно было хоть чуть-чуть гордиться. Послевоенная Германия хотела начать все с чистого листа. А как это сделать с таким грузом вины на плечах?

Миф об "обманутой" нации

Вот так и создавались мифы. Сначала - о том, что многие немцы лишь после войны узнали - от победителей - о Холокосте. Мол, только приспешники Гитлера знали, что творилось в таких лагерях смерти, как Освенцим или Дахау. А большинство немцев были жертвами обмана со стороны нацистов. В значительной мере это было реакцией на выдвинутый странами-победительницами тезис о коллективной вине целого народа.

Потом возник миф о вермахте. Мол, простые солдаты в преступлениях Гитлера практически не участвовали, а если и участвовали, так на то был приказ. Только в 70-е годы книги, исследования, выставки развенчали оба мифа. Многие немцы не только догадывались, куда исчезали евреи - их знакомые и соседи, - но и помогали в этом нацистам. Солдаты вермахта участвовали в расстрелах евреев. Одни выполняли приказ, другие делали это добровольно. Но опять понадобились десятилетия, вплоть до 90-х годов, чтобы общество наконец осознало эти факты и отказалось от мифов.

Дольше других сохранялся миф о министерстве иностранных дел как последнем прибежище другой, "лучшей" Германии. Сказывалась круговая порука среди дипломатов, а, возможно, и уважение перед бывшим президентом ФРГ Рихардом фон Вайцзеккером (Richard von Weizsäcker). Очень не хотелось вспоминать, что его отец, Эрнст фон Вайцзеккер, один из руководителей министерства иностранных дел, в годы национал-социализма был проводником нацистской идеологии. Но в первую очередь помогало стремление большинства немцев сохранить веру в ту самую другую, "лучшую" Германию, которой на самом деле было гораздо меньше, чем всем нам хотелось бы.

Автор: Рамон Гарсия-Цимзен
Редактор: Вадим Шаталин

Контекст