1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Иван Преображенский

Комментарий: Международному правосудию Москва предпочитает "басманное"

Российские власти мечтают реорганизовать международное право на принципах "басманного правосудия", пишет политолог Иван Преображенский в специальном комментарии для DW.

Международный уголовный суд в Гааге

Международный уголовный суд в Гааге

В среду, 16 ноября, Владимир Путин поручил российским дипломатам уведомить ООН, что Россия не будет ратифицировать Римский статут. Выход из этого соглашения, которое Москва одной из первых подписала еще в 2000 году, но до сих пор не ратифицировала, означает отказ от признания решений Международного уголовного суда (МУС). Российским властям совсем не хочется стать фигурантами уголовных дел, рассматривающихся в Гааге.

Иван Преображенский

Иван Преображенский

Первоначальной причиной нежелания РФ сотрудничать с МУС было его предположение, что во время вооруженного конфликта с Грузией в августе 2008 года российские и южноосетинские силы совершали преступления, подпадающие под юрисдикцию суда. Однако никто особенно и не скрывает, что Владимир Путин дал распоряжение не ратифицировать Римский статут после того, как прокурор МУС Фату Бенсуда приравняла действия России в Крыму к "международному вооруженному конфликту".

На что заменят?

Надо сказать, что Россия не одинока в своем нежелании сотрудничать с Международным уголовным судом в Гааге. К такому же решению сравнительно недавно пришли, например, Гамбия и ЮАР, обвинившие МУС в предвзятости. Однако Москва, как честно рассказывает глава комитета по международным делам Госдумы Леонид Слуцкий, предпочитает сравнивать себя не с "африканскими странами", а с США, которые также не стали ратифицировать Римский статут.

При этом не стоит забывать, что РФ была одним из ключевых соавторов идеи о создании МУС. Но с тех пор много воды утекло. В 2014 году, приняв решение аннексировать Крым, российское руководство решительно и бесповоротно отказалось от опоры на международное право в своей внешней политике, заменив его на "право сильного". Логика при этом была простейшая: показывая пальцем за океан, говорить: "Им можно, а нам нет?!" Фактически, отказ от сотрудничества с Международным уголовным судом можно отсчитывать как раз с этого момента. Тем более что в это же время Москва начала избавлять себя от необходимости соблюдать решения и других международных судов и арбитражей.

Контекст

Пока Россия была слабой, международное право было ей нужно для защиты - в качестве замены вооруженной силы. Нарастив же мускулы и набравшись наглости, Кремль посчитал, что вырос из детского костюмчика международных договоров. Теперь он может принимать решения, не оглядываясь даже на собственные обещания.

Последствия отказа

Российские политики в один голос твердят, что никаких негативных последствий для РФ решение Владимира Путина не спровоцирует. Хотя 124 страны ратифицировали Римский статут, и решения МУС действуют на их территории, российским гражданам практически ничего не угрожает. Во-первых, ряд государств, таких как Индия и Израиль, этот документ вообще не подписывали. Во-вторых, США и еще несколько стран также решили его не ратифицировать. Ну а в-третьих, за 14 лет своего существования суд рассмотрел всего четыре дела. С такой скоростью до Крыма он может добраться лишь к следующему столетию.

Однако есть и другое измерение этой истории - имиджевое. Ориентируясь на США, российские власти как будто забывают, как сильно испортилась репутация Вашингтона в мире после принятия ряда мягко говоря сомнительных с точки зрения международного права решений, например, военной операции в Ираке против Саддама Хусейна. Двигаясь в этом направлении, можно зайти слишком далеко. Не будет большим преувеличением сказать, что если бы не членство в Совете Безопасности ООН, спасшее Россию после аннексии Крыма от полноценных международных санкций, то Кремль в его нынешнем положении, вероятно, задумался бы и о выходе из Организации Объединенных Наций, где ему постоянно напоминают о его неправовых действиях.

Однако выпасть из ключевых договоров - вовсе не означает оказаться выше всех правил, как хотелось бы Кремлю. Гораздо легче превратиться во всемирного изгоя. И вот тогда-то как раз и начнутся аресты россиян за рубежом по запросам международных судов, которых так опасаются сейчас в Москве.

Автор: Иван Преображенский - кандидат политических наук, эксперт по Центральной и Восточной Европе, обозреватель ряда СМИ. Автор еженедельной колонки на DW. Иван Преображенский в Facebook: Иван Преображенский

Смотрите также:

Контекст